«Последний светильник монашеской жизни»

По Москве к концу 1929 года оставался незакрытым лишь собор Николо-греческого монастыря, защищаемый тогда греческим консульством (служба в храме производилась на греческом языке и сюда приходили молиться греческие дипломаты). И только у общины Данилова монастыря оставалось два действующих храма: Святых Отцов Семи Вселенских Соборов и Троицкий собор. Здесь, на окраине города, за крепкими стенами теплился последний светильник монашеской жизни Москвы. На глазах монахов в течение года были фактически разгромлены последние храмы десяти московских святынь. Осенью 1929 года власти взялись и за древнейшую обитель.

В хранящемся в ЦМАМ Деле практически нет документов за 1927–1928 годы, зато последующие 1929–1930 годы освещены достаточно подробно. Именно это время стало решающим для древнейшей московской обители. Тщетно искать в документах данного периода подробные сведения о жизни общины, прихожан, судьбах монашествующих. Адмотдел интересовал прежде всего механизм закрытия и последующего использования монастырских соборов, распределение изъятого из них церковного имущества.

19 октября 1929 года Троицкий собор постановлением Мособлисполкома был закрыт и передан «Союзхлебу» под склад муки. Осенью-зимой 1929 года многие московские храмы разделили такую же участь, став своеобразными жертвами проводимой жесточайшими методами коллективизации. Материалы Дела об обстоятельствах ликвидации Троицкого собора малочисленны и немногословны. В шести документах содержится информация о датах постановлений и распоряжений Моссовета, ВЦИК о ликвидации храма и объемах изымаемого из него хозяйственного имущества (мебель, ковры, дорожки и проч. — л. 189, 190, 192, 195). 29 октября 1929 года инспектор АОМС принял от верующих ключи от Троицкого собора.

Материалы архивного Дела повествуют об управляемом государством разграблении храмов. На каждый вид церковного имущества (иконы, деревянные иконостасы, серебряные предметы, парча, цветной металл), передаваемого в основном на утилизацию, составлялись акты, ведомости, описи, где бесценные памятники записывались в тоннах, килограммах, ящиках, тюках. Так, судя по этим актам-«синодикам», в октябре-декабре 1929 года на склады Госфондов и финансовых отделов из закрытого Троицкого собора были вывезены три предалтарных иконостаса общей площадью 250 кв. м (по цене 1 руб. за 1 кв. м), 25 тонн «лома цветного металла», то есть 31 подсвечник, 8 хоругвей; 14 ящиков парчовых изделий (фелони, напрестольные одежды, пелены).

Судьбу икон Троицкого собора документы не раскрывают; по-видимому, они были переданы в действующий Семивселенский собор. В Деле есть лишь акт о передаче в Музейный фонд трех икон (в том числе иконы святого князя Даниила начала XIX века и Пресвятой Троицы XVII века в вызолоченной ризе с камнями).

У общины оставался теперь лишь один храм Святых Отцов Семи Вселенских Соборов. Власти к тому времени продумали механизм ликвидации последнего монастырского храма Москвы. В декабре 1929 года заместитель Начальника Мосадмотдела писал в Мосгубисполком: «Имея в виду, что весной 1930 г. т.н. собор (Троицкий. — В.К.) будет „Союзхлебом“ освобожден, Мособладмотдел полагал передать его ходатайствующим организациям для культурно-просветительных целей и одновременно с этим возбудить ходатайство об изъятии у верующих малой церкви» (Семивселенский собор).

Во всех документах 1929–1930 годов собор этот называется Покровским (по наименованию нижнего теплого храма). Видимо, общине и выделили только Покровский храм и заставили поэтому перерегистрироваться под именем «религиозного общества верующих православного храма Покрова» (см. Заявление, л. 197).

Бесстрастные документы свидетельствуют о трагедии последнего монастырского храма. Сохранился акт на оценку имущества (от 3 октября 1930 года) верхнего и нижнего храмов — на иконостасы, паникадила, подсвечники, престолы. В усыпальнице храма были учтены даже три цинковых гроба весом в пять с половиной тонн, оцененные в 410 руб.

Пожалуй, наибольший интерес представляет акт от 5 октября 1930 года о передаче в Музейный отдел МОНО более 50 предметов, имевших историко-художественное значение. Среди них кресты молебные XVII — XIX веков, Царские врата XVII века, около 20 икон (в основном XVII века), Плащаница 1774 года (вклад Волконского), предметы утвари, а также «связка планов владений бывшего Данилова монастыря и фасадов некоторых зданий». Подробное описание (с указанием размеров) в актах передачи в музеи памятников вселяет надежду на возможность обнаружить в дальнейшем в музейных фондах святыни Данилова монастыря.

Общину вновь заставляют сдавать в АОМС обязательные в этом случае развернутые списки учредителей и членов исполнительного и ревизионного органов. Среди их членов — В.Ф. Прохоров, Е.Н. Николаев, Д.С. Дорофеева, А.В. Комракова, Е.И. Калинина, В.П. Солдатенков, М.И. Це- лихова. Чрезвычайно большую ценность имеют хранящиеся в Деле восемнадцать собственноручно заполненных «Анкет для служителей культа общины церкви Покрова...» Анкеты содержат ценные биографические данные и свидетельствуют о том, что в последние месяцы жизни обители здесь проживала самая многочисленная в Москве группа православного духовенства.

Последний комплекс документов архивного Дела повествует о наиболее драматичных событиях обители в последние месяцы перед ее закрытием. Постановление о задуманной властями еще в конце 1929 года ликвидации «последней монастырской церкви» было издано 25 февраля 1930 года (л. 234).
Закрытие, как обычно в таких случаях, сопровождалось изъятием церковного имущества (в Деле сохранились лишь акты на имущество хозяйственного характера), отклонением ВЦИКом жалобы верующих о пересмотре постановления московских властей (л. 233.Самого же текста обращения общины верующих в Деле нет).

В начале октября 1930 года все ключи от Покровского храма были отобраны у членов общины, которые, взяв небольшое число икон и церковных принадлежностей, перешли в расположенную у стен монастыря приходскую Воскресенскую церковь. В истории бывшей обители начался самый трудный период, длившийся вплоть до возрождения в 1988 году (восстановление велось с 1983 по 1988 год).

Материалы архивного Дела Адмотдела Моссовета по Данилову монастырю имеют величайшее значение для изучения жизни обители в 1919— 1930 годы и содержат ценнейшие сведения о различных сторонах истории отдельных храмов, деятельности общины, взаимоотношениях ее с властями, наконец, о политике властей по отношению к Церкви. Информация, содержащаяся в документах, дает направление к поиску материалов об обители в архивах ВЦИКа, Моссовета, различных государственных учреждений, в том числе музейных. Представляется важной публикация в перспективе всех документов Дела, с подробными комментариями и факсимильным воспроизведением отдельных документов.

Ниже приводится составленный автором обзора «Перечень документов...», содержащихся в описываемом Деле из фонда Адмотдела. В «Перечне» опущены документы вспомогательного характера (сопроводительные письма и т.д.), а также некоторые дублетные материалы (2-й и 3-й экземпляры). В заголовках указан вид документа, содержание, дата и способ воспроизведения, приводится и архивная нумерация. Некоторые заголовки взяты без изменений с названия документов тех лет.

В приложении к обзору и перечню публикуются небольшие по объему документы, дающие общее представление о материалах Дела и их содержании.

0

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.