Проповедь насельника Данилова монастыря игумена Гермогена (Ананьева) о поминовении усопших

Мы поминаем наших близких усопших и исповедуем, что не только православные угодники Божии живут по смерти, но и все верующие не умирают, но живут вечно о Господе, что «из мертвых восстанием Твоим, Христе, не ктому смерть обладает умершими благочестно» , что Господь лишь к жизни другой преселяет Своих рабов. Ибо по слову Христову: Бог же несть мертвых, но живых: вси бо тому живи суть , — читаем мы в Евангелии от Луки.

И такими словами святой евангелист Лука четко выражает мысль о том, что физическая смерть не прекращает личного бытия человека. Человек, будучи сотворенным по образу вечного Бога, является бессмертным, как мы читаем в Книге Премудрости: Бог не сотворил смерти , души усопших после смерти продолжают жить, и их жизнь связана с жизнью людей, живущих здесь на земле. Еще в большей мере это относится к христианам. Каждый христианин, согласно учению апостола Павла, есть член Церкви, и все верующие составляют Церковь, которая есть тело Христово, а глава Церкви — Христос . И таким образом связует всех верующих — и живых, и умерших, — Господь наш Иисус Христос и Его вседейственная благодать.

Святой Иоанн Дамаскин пишет: «Каждый человек, имевший в себе малую закваску добродетелей, но не успевший превратить ее в хлеб, поскольку несмотря на свое желание не мог сего сделать или по лености, или по беспечности, или потому, что откладывал со дня на день и сверх чаяния настигнут кончиной — не будет забыт Праведным Судией и Владыкой, но Господь по смерти его возбудит его родных, ближних и друзей, направит мысли их, привлечет сердца и преклонит души их к оказанию пособия и помощи ему» . Вера и любовь — вот те духовные узы, которые соединяют живых с умершими. Вера соединяет настоящее с будущим, видимое с невидимым. Вера соединяет человека с невидимым Богом, с невидимым Ангельским миром и с душами умерших его родных и близких.

Святитель Филарет митрополит Московский описывает загробное состояние тех умерших грешников, которым ходатайство живых доставляет особое облегчение: «Всепроницательная премудрость Божия, в Божественном Писании, не провозглашает довольно громко заповеди молиться за усопших, может быть, для того, чтобы в надежде на сие пособие, не обленились живущие, ранее телесной смерти со страхом свое спасение соделовать. Но когда и не возбраняет сего рода молитв: не то ли сие значит, что еще позволяет бросать, хотя не всегда решительно надежную, но иногда и, может быть, часто, благопомощную вервь, отторгшимся от брега жизни временной, но не достигшим вечного пристанища душам, которые между смертью телесной и последним всемирным Судом Христовым, зыблются над бездной, то возвышаясь благодатью, то низводясь останками поврежденной природы, то восторгаясь Божественным желанием, то запутываясь в грубой, еще не совсем совлеченной, одежде земных помышлений?». 

Но, несмотря на наше незнание участи, какая постигает каждого усопшего, наши молитвы о них не тщетны. Церковь научает нас молиться за всех, скончавшихся в православной вере с покаянием, исключая явных нечестивцев, богоборцев, людей нераскаянных. Но те, кто, пусть даже ведя грешную жизнь, все-таки обращались ко Господу, каялись, эти люди принадлежат Господу, и они достойны Божией милости, и им наши молитвы очень необходимы, А таких большинство из нас. 

Наши молитвы о тех, которые находятся уже на небе в числе отверженных, если не полезны, то в любом случае не будут вредны. Но наши молитвы о всех, благочестно скончавшихся, только не успевших принести плодов достойного покаяния, потому не удостоившихся еще Царства Небесного, без всякого сомнения, необходимы.

И, кроме того, молитвы за умерших полезны нам самим. По слову Псалмопевца: Молитва моя в недро мое возвратится , и в Послании апостола Иакова мы читаем: Молитесь друг за друга . Святая Церковь чинами служб своих и молитвами настойчиво и постоянно заставляет нас молиться о всех, и, конечно, наипаче, о тех людях, которых мы знаем, тех, которые нас окружают, о наших ближних.

Молитва о всех является долгом каждого православного христианина, долгом в самом буквальном смысле этого слова, ибо о каждом из нас молятся, о каждом христианине молятся. И таким образом, каждый из нас является должником всех, и живых, которые сейчас молятся за него, и умерших, которые когда-то за него молились. И как должник обязан оплачивать свой долг, так и любой христианин обязан молиться о всех христианах: и живых и усопших. Единственно только то, что, конечно, это регламентируется не отношением должника, а отношениями любви. То есть — это не просто долг. Потребность молиться и за живых, и за усопших есть свойство христианина.

Богослужение является той сферой, где верующие вступают в теснейшее, наиболее заметное и для внешних чувств и вместе с тем высочайшее и таинственное соединение друг с другом, и с Церковью земной, и с Церковью Небесной, и таким образом с душами праведников, душами святых и душами наших близких, которые пребывают в Царствии Небесном или томятся, ожидая своей участи на Страшном Суде.

И поэтому, когда мы совершаем совместные молитвы, молитвенное «мы» означает не только множественное число, но, прежде всего, духовное единство предстоящих Церкви, нераздельную сущность в молитвенном общении. И в молитвах Церковь стремится к поименному перечислению каждого христианина, каждого человека — и прославленных святых, и немощных, и грешных, и живых, и усопших. И получая прощение грехов, души усопших получают ту замечательную помощь от нас, и Господь улучшает их состояние, они становятся более способными молиться за нас, живущих на земле.

Таким образом в Церкви Христовой непрерывно совершается чудесный круговорот молитвы, круговорот любви...

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.