Памяти иеродиакона Димитрия (Николаева)

Иеродиакон Димитрий (Сергей Владимирович Николаев) родился 15 августа 1970 года в городе Куйбышеве (Самаре). Окончил местный полиграфический техникум. С юных лет интересовался вопросами веры, посещал немногочисленные в те годы православные храмы. Позднее он не раз рассказывал о религиозной жизни Куйбышева в советские годы, с большим уважением вспоминал приснопамятного митрополита Иоанна (Снычева; †1995), в бытность которого на Самарской кафедре и пришел в Церковь, других священнослужителей. Так сложилась, что в этом волжском многоконфессиональном городе были сильны позиции старообрядческих общин. Пытливый юноша, конечно, не мог обойти их стороной. Интерес к старообрядчеству, также как и любовь к книге, к печатному слову он сохранил на всю жизнь.

В 1990 году Сергей поступил в Московскую духовную семинарию. Хорошая подготовка и профильное светское образование позволили ему сразу поступить на второй курс. Игумен Силуан (Туманов), соученик Сергея по семинарии, вспоминает: со стороны могло показаться, что Сергей Николаев «колюч» в общении, неохотно сходится с людьми, с которыми нет общих интересов. Но для близких друзей было очевидно, что он вообще нетерпим к невежеству, к лени ума. Он был довольно улыбчив, с хорошим чувством юмора, не терпел праздности. Сам постоянно что-то изучал и мог увлечь этим ближних.

А круг его интересов был обширен — любовь к греческому языку и уставному богослужению, изучение обрядовых особенностей инославных христиан и старообрядцев, интерес к Расколу на Руси. Про разные религиозные исповедания и церковный устав он мог рассказывать часами! Уровень знаний Сергея поражал. При этом, зная обо всем, он оставался горячим защитником учения Православной Церкви, показывая тем самым несостоятельность страхов людей, считающих «ученость» опасной дорогой, уводящей из Церкви. В семинарии он нес послушание уставщика хора — перед храмовым богослужением уточнял особенности службы дня и подавал певцам необходимые книги в нужном порядке.

Через год после окончания семинарии, 18 апреля 1994 года, Сергий поступил в Данилов ставропигиальный мужской монастырь в Москве. 7 декабря этого же года наместник монастыря архимандрит Алексий (Поликарпов) постриг Сергия Николаева в мантию, с наречением имени в честь святого благоверного царевича Димитрия Угличского. 28 февраля 1996 года в Новоспасском монастыре он был рукоположен в диаконы епископом Алексием Орехово-Зуевским.

В его келье было огромное количество книг, причем уникальных. В основном это были служебники, молитвенники, об особенностях которых он увлеченно мог говорить часами. Поражали его знания православного богослужения. Он наизусть помнил чинопоследования всех служб, рассказывал об истории богослужения в Русской Церкви. Послушание уставщика пригодилось ему и на новом месте. Он занимался в монастыре богослужебными вопросами. До настоящего времени Данилов монастырь пользуется уставом, который в подробностях составил иеродиакон Димитрий. Он был и составителем вышедшего в монастырском издательстве «Даниловский благовестник» сборника «Псалтирь и каноны, чтомые по усопшим», выдержавшим многочисленное количество изданий.

Отец уставщик был непреклонен в вопросах соблюдения устава. Хорошо запомнились его замечания, которые он делал иногда шутливо, по-доброму, а иногда и строго, невзирая на сан. Но братия знали, что это было всем на пользу, ведь богослужение в монастыре — эталон для всех: и братии, и прихожан. Недаром многие считают, что Даниловское богослужение — одно из лучших в Москве, и в этом немалая заслуга отца Димитрия.

Но не только православное богослужение знал в совершенстве отец Димитрий. Он знал старообрядческую службу, последования служб католиков, протестантов, иудеев, мусульман; молитвы на латыни, иврите и арабском языках. Изучал и знал языки народов Поволжья, откуда сам был родом. Он помогал братии при подготовке к экзаменам по литургике в МДА. Выражение «ходячая энциклопедия» — это как раз про отца Димитрия.

В свободное от послушаний время отец Димитрий готовил к изданию книги, в основном последования-руководства по совершению богослужений, чтению Псалтыри, которые могли использовать также и миряне. Он сам мог сверстать книгу, и с большим вкусом оформить старинным орнаментом. Предлагал их в монастырское издательство, и когда там по каким-то причинам ее не могли напечатать, спокойно говорил: «Кому-то же она нужна, я ее тогда „повешу“ в Интернете». Он все время что-то делал, чем-то горел, занимался сам и старался помочь другим.

Ревнитель православия отец Димитрий строго относился к соблюдению постов, и даже ворчал иногда, когда Великим постом, на день памяти преподобного и благоверного князя Даниила, по традиции в монастыре разрешалась рыба. Отец Димитрий не любил выезжать из монастыря, разве что по Москве, в дни церковных праздников с благословения священноначалия посещал другие храмы. Мир не интересовал его — он был исключительно человеком Церкви, монахом. Его уважали за любовь к богослужению. Известно, что для монаха богослужение, храм Божий, молитва — главные и необходимые условия для спасения. Всю свою сознательную жизнь он подвизался именно в этом делании.

Его собратия, архидиакон Геннадий (Орлов) и регент Сергей Феодорович Свиридов, вспоминают: насколько отец Димитрий бывал бескомпромиссен в вопросах богослужения, настолько же робок был в вопросах, касающихся лично его. На вопрос: «Отче Дмитрий, скажи, что именно ты бы хотел?» — он обычно отвечал: «Что же я буду вас беспокоить»…

В последние годы отец Димитрий сильно болел. У него уже и прежде были серьезные проблемы с сердцем, отекали ноги, он страдал от ряда других заболеваний. Однако не терял присутствия духа, относясь к себе с изрядной долей юмора. Ближним было ясно, что дней ему оставалось совсем немного, а вирусная инфекция лишь ускорила его прощание с миром.

Он запомнился всем, кто с ним общался, как глубоко верующий, невероятно эрудированный человек, ответственно относящийся к вере, благочестию, монашескому чину, к Православной Церкви. Высокая требовательность к себе помешала ему в свое время согласиться на принятие священного сана. Он остался диаконом, отдавая все силы уставному совершению богослужения в монастыре святого князя Даниила, который он очень любил, видя в нем небесную лествицу, по ней же, подвигом добрым потрудившись, и взошел в Небесные обители.

Промыслительно, что упокоения отец Димитрий сподобился, встретив Святую Пасху. Ведь он жил храмом, богослужением, светло и радостно праздновал Светлую седмицу, внутренне преображался, сопереживая происходящему в храме.

Память о нем будет всегда в наших сердцах! Похоронен отец Димитрий на монастырском кладбище в Долматове.

Данилов монастырь
рассчитывает на вашу помощь!

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.