Труды архиепископа Никифора Феотокиса по преодолению старообрядческого раскола в Русской Церкви

Доклад эконома Данилова монастыря игумена Иннокентия на конференции, посвященной жизни и деятельности архиепископов Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса (о.Корфу, 27 июня 2006 года).

 

Выдающийся греческий просветитель и российский архипастырь Никифор Феотокис особо известен в России своей деятельностью по преодолению старообрядческого раскола. С его именем связан первый наиболее значительный опыт в создании т. н. «условного единения» (т.е. соединения старообрядцев с Церковью при условии сохранения старого обряда), получившего впоследствии название «единоверия». Нужно отметить, что единоверцы (т. е. христиане Русской Православной Церкви, содержащие старый обряд) доныне помнят и чтят труды архиепископа Никифора, высоко оценивают его богословские сочинения по обоснованию единоверия, а самого святителя почитают первым его учредителем1. Для нас же опыт преосвященного Никифора важен не только как неотъемлемая часть истории единоверия, но и как замечательный пример пастырских и миссионерских трудов архиепископа-грека.

Существование в Церкви разных обрядов при единстве веры, догматов и нравственных принципов является несомненным фактом церковной истории, оно утверждено авторитетом священного предания и церковных канонов. Однако в середине XVII в. различия в церковно-богослужебной практике Русской и Греческой Церкви стали поводом к одному из самых трагических разделений в Русской Церкви - старообрядческому расколу. К этой трагедии оказались причастными представители Восточных Церквей, переживавших в то время период упадка вследствие тяжелых условий турецкого владычества. В связи с этим представляется примечательным тот факт, что именно святитель-грек предпринял одну из первых и наиболее решительных попыток уврачевать его.

Старообрядческий раскол произошел после проклятий Собора Русской Церкви 1667 г. на всех, не принявших обрядовые реформы патриарха Никона (1605-1681). И он остается не исцеленной раной на теле нашей Церкви до сего дня, хотя за прошедшие три с половиной столетия отношение как к старому обряду, так и к старообрядцам весьма изменилось.

В первые десятилетия своего существования поборники «старой веры», а точнее старого обряда, подвергались преследованиям церковного и гражданского правительства и сами занимали непримиримую позицию в отношении как к Церкви, так и к государству. Противостояние временами принимало крайне жестокие формы. Лишь в XVIII в. отношение к расколу стало изменяться в сторону большей терпимости. Екатерина II отнеслась к старообрядцам с характерной для нее веротерпимостью; с них были сняты почти все ограничения, они были уравнены с православными в гражданских правах; бежавшие за границу снова были приглашены в Россию, на новоприобретенные в русско-турецких войнах необжитые территории. Изменилось отношение к старообрядцам и церковной власти. Так, в «Увещании в утверждение истины» митрополита Платона (Левшина), изданном в 1765 году Святейшим Синодом и сделавшемся для того времени программным документом, утверждалось, что употребление как старых, так и новых книг и обрядов является православным и допустимым. Тем не менее, старый обряд по-прежнему, вследствие укоренившегося предубеждения, почитался лишь плодом невежества, и мысль о равноправном сосуществовании двух обрядов не допускалась.

Со своей стороны многие старообрядцы, давно уже утратившие каноническое священство и разделившиеся на разные «толки», сами стремились к соединению с Церковью на условиях сохранения старого обряда (в их среде и возникла первоначально идея единоверия). Они обращались к епархиальным архиереям, и некоторые дозволяли им церковное употребление старопечатных книг и старинных обрядов. Однако это были лишь частные случаи, терпимые, но не поощряемые Св. Синодом.

В такой церковно-исторической ситуации Никифор Феотокис, сперва в качестве помощника преосвященного Евгения Вульгариса, а затем и в качестве самостоятельного архиерея Славянской и Херсонской епархии, столкнулся с проблемой страрообрядческого раскола.

Деятельность преосвященного Никифора в этой области была подробно освещена в конце XIX в. в публикациях Е. Лебедева в «Церковных ведомостях» (на основании документов Черниговской Духовной семинарии) и в «Братском слове» под ред. Н.Субботина (на основании рукописей Главного архива Министерства иностранных дел)2. В.А. Греков перевел и предоставил для публикации в «Братском слове» переписку Феотокиса с первенствующим членом Св. Синода архиепископом Новгородским Гавриилом (Петровым) и «Краткое повествование об обращении раскольников села Знаменки...». С тех пор редкое издание по истории единоверия не упоминает имя преосвященного Никифора.

Однако до этих архивных находок и публикаций, в течение почти всего XIX в., имя архиепископа Никифора практически не упоминалось в связи с историей единоверия, несмотря на то, что его основные сочинения по этому вопросу были изданы еще в 1800 г. Так, для Евгения Лебедева найденные им документы Черниговской духовной семинарии явились поистине открытием.

В издании 1800 г., под общим названием «Ответы преосвященного Никифора, архиепископа Словенского и Херсонского, а потом Астраханского и Кавалера, на ответы старообрядцев»3, помещены три главных творения архипастыря: «Окружное послание к старообрядцам Славянской и Херсонской епархии», «Ответы на двадцать глав»  Соловецкой челобитной, список с которой прислали Никифору староверы Бахмутского уезда, и «Ответы на пятнадцать вопросов», предложенных преосвященному Никифору Иргизскими старообрядцами в бытность его уже Астраханским архиепископом. Предуведомление к «Ответам» знакомит читателей с его трудами по обращению раскольников. Очертим их вкратце, пользуясь как этим Предуведомлением, так и более поздними упомянутыми уже публикациями. В рамках небольшого доклада, по ограниченности времени, мы подробно остановимся лишь на первом, Полтавском, периоде его деятельности, а говоря о письменных трудах святителя, оставляем вне нашего внимания его весьма основательные «Ответы» на двадцать глав и пятнадцать вопросов.

Вступив в управление Славянской и Херсонской епархией и зная о тяжелой болезни части своей паствы, преосвященный Никифор почел своим первым долгом «с пастырской кротостью и ревностью» призвать их к обращению в Церковь. С этой целью он разослал по местам их жительства «Окружное послание». По прежней трехлетней деятельности в качестве члена Славянской Консистории, Никифор был хорошо знаком с жизнью и мировоззрением старообрядцев, во множестве населявших Новороссийский край, и потому мог говорить с ними на понятном им языке о насущных для них вопросах. Кроме того, как «муж иностранен», он был чужд русских предубеждений против старообрядцев. Его призыв, обращенный к ним с пастырской любовью и смирением, возымел свое действие, хотя раскольники откликнулись на него по-разному.

Две слободы Елисаветградского уезда, Знаменка (старообрядцев-поповцев) и Злынка (беспоповцев) вскоре присоединилось к Церкви. Для обратившихся раскольников важны были не только слова послания, но и отеческое к ним отношение Никифора, а также его личное благочестие. Об этом имеется некоторое свидетельство в письме старообрядца - очевидца происшедших в селении Знаменка событий. Он пишет: «Архиепископ Никифор приехал в слободу Знаменку и похитил многих тамошних жителей, ибо они от него приняли священника, и освятил им церковь»4.

По-другому отнеслись к Окружному посланию староверы Бахмутского уезда. Они восприняли слово пастыря с обычным недоверием и упорством в своих мнениях: в ответ они послали Никифору список с «Соловецкой челобитной» (прошение, направленное в 1667 г. царю Алексею Михайловичу Соловецкими иноками, в двадцати главах, - сочинение, особенно высоко ценившееся старообрядцами), на которую архипастырь счел своим долгом незамедлительно ответить. Однако ни «Окружное послание», ни «Ответы» Никифора не убедили бахмутских староверов.

История обращения Знаменских старообрядцев хорошо известна благодаря сохранившимся документам, письмам и «Краткому повествованию», в котором сам Никифор в подробностях ее излагает.

Упомянутые старообрядцы, числом 116, переселились в Новороссию из Молдавии. 14 февраля 1780 г., т. е. спустя несколько месяцев после вступления Никифора в управление Славянской епархией, они обратились к нему с просьбой благословить им построение церкви, дать св. мира и рукоположить избранного ими кандидата во иерея. Ранее с той же просьбой они обращались к преосвященному Евгению, однако тогда дело это не имело движения - в частности потому, что старообрядцы не могли предоставить Евгению письменное исповедание веры. Теперь к своему прошению они приложили требуемое исповедание, в котором «от всего сердца и всей души» отрицались всех раскольнических толков и признавали Церковь греко-российскую «истинной, вселенской, соборной и апо­стольской», прося при этом об «архипастырском снисхождении» - чтобы им было дозволено отправлять службу по старопечатным книгам и при старинном пении5. При составлении этого исповедания старообрядцы, очевидно, руководствовались «Окружным посланием». Кроме того, они вручили преосвященному рекомендательное письмо от генерал-губернатора Новороссийского края князя Г.А. Потемкина. Никифор написал на прошении положительную резолюцию о присоединении их к Церкви, об отмене наименования «раскольники» (но «почитать их и именовать христианами правоверными») и о закладке церкви.  16 июня 1780 года преосвященный сам освятил вновь построенную церковь, при пении двух хоров - архиерейского и старообрядческого6.

Итак, архиепископ Никифор, не колеблясь, дозволил им употреблять старые книги, пение, а также и обряды двуперстия и др., как это известно из его «Краткого повествования».

3 августа 1780 г. в письме к архиепископу Новгородскому Гавриилу, первенствующему члену Св. Синода, он с радостью сообщал о том, что «благодатию Божиею, по вашим святым молитвам, согласно моим пламенным желаниям, селение расколь­ников по имени Знаменка обратилось к святой Право­славной Церкви»7. К письму были приложены и официальные донесения в Синод.

В течение года он не получал ответа, и за это время примеру знаменских староверов последовали старообрядцы-беспоповцы слободы Злынки. Они избрали себе священника, бывшего ранее в Московской епархии, и за справкой о нем преосвященный Никифор обратился к Московскому архиепископу Платону (Левшину). 23 сентября 1781 г. он получил от него ответ. Платон, отрицательно характеризуя избранного новообращенными священника, не одобрял действий преосвященного Никифора. Он указывал, что такого рода просьба старообрядцев была отклонена Синодом «по важнейшим причинам», а именно потому, что от этого может произойти соблазн как для других старообрядцев, уже обратившихся в Церковь, так и для православных («невежды ищут невежд»)8. Архиепископ Платон, как увидим, выражал здесь позицию Св. Синода.

Вскоре затем, 11 октября, Никифор получил ответ и от архиепископа Гавриила. Из краткого письма первенствующего члена Св. Синода становилось уже очевидно, что его деяние вызвало неудовольствие церковной власти. «Снисхождение», сделанное им старообрядцам, было с точки зрения Синода недопустимым по причине постановлений Собора 1667 г. («который учредили в Москве греческие патриархи», - добавляет преосвященный Гавриил), а также и последующих указаний гражданской власти.

Несмотря на то, что старый обряд был признан православным, клятвы Поместного Собора никто не отменял, и они оставались в силе - ибо Церкви принадлежит право «вязать и решить». Замечательно то, что по некоторой случайности архиепископ Никифор не знал об этих клятвах (у него не было Деяний Собора 1667 г.), о чем он сообщает в ответном письме Гавриилу от 18 декабря.

Профессор Б.В. Титлинов указывает, что главной причиной неудовольствия церковной власти была самостоятельность Никифора в столь важном и необычном деле9. Кроме того, его опыт был значительно масштабнее, чем прежние факты такого рода. Однако Синод не отменил постановлений Никифора - во избежание «новых волнений» и в надежде, что он постарается «привести их к более здравым понятиям, так чтобы они вполне образумились и во всем были бы согласны с Православною Церковью».

Получив столь неодобрительные ответы иерархов, Никифор счел необходимым изложить свои «доводы» в доказательство законности сделанного им «снисхождения». Так появилось «Краткое повествование об обращении раскольников села Знаменки...».

«Краткое повествование» представляет собой историко-каноническое исследование вопроса об отношении Церкви к различным обрядовым традициям, доказывающее, что во все времена допускалось сосуществование разных традиций и обрядов при единстве веры, целости догматов и святости жизни; а стало быть, нет никаких оснований, вопреки множеству «общих кафолических и святых примеров, согласных и с разумом», отрицать православие русских старообрядцев. Вместе с тем преосвященный Никифор выражает готовность подчиниться воле церковной власти и даже «разорить то, что уже создано». Ему ближе мысль икономии, которую он считает более приемлемой в данном случае, однако он почитает и уважает и противоположную мысль - акривии,  то есть непреклонности и строгости в церковном домостроительстве.

Заметим, что преосвященному Никифору, с его последовательным и обоснованным взглядом на условное единение, домостроительной икономией и исключительным пастырском горением удалось убедить лишь немногих старообрядцев. Тем не менее, решительные действия архипастыря-грека и их глубокое каноническое обоснование имели немаловажное, если не определяющее, значение для Св. Синода в его движении к мысли об узаконении существования двух обрядов в Русской Церкви. Таковое окончательно совершилось 27 октября 1800 г., когда император Павел утвердил «пункты о единоверии» с поправками митрополита Платона, ставшие основным документом, регламентирующим церковное положение единоверцев; с этого времени вошло в употребление и само слово «единоверие». И хотя исторически единовеpие было допущено как временная, переходная мера к обрядовому единообразию, оно оказалось наиболее успешной попыткой решения проблемы преодоления старообрядческого раскола и воссоединения старообрядцев с Православной Церковью.

В заключение заметим, что раскол принадлежит к числу тяжелейших церковных недугов, и всякий даже самый малейший успех в его врачевании многоценен; в последующей истории старообрядческий раскол не могло исцелить ни совершенное оправдание старого обряда в решениях Предсоборного присутствия и двух единоверческих съездов начала XX века, ни даже отмена клятв Большого Московского Собора на Поместном Соборе Русской Церкви 1971 г.  Однако, когда речь идет о «вечном спасении душ человеческих», Христос вменяет доброму пастырю предпринимать многие труды для возвращения единственной заблудшей овечки. Таким добрым пастырем явился преосвященный Никифор, и, содействием благодати Божией, его труды оказались не бесплодны.



1 Субботин Н. О единоверии. По поводу его столетнего юбилея. М., 1901. С. 15-16. См. выступление настоятеоя единоверческой общины Санкт-Петербурга о. Петра Чубарова на пресс-конференции по случаю 200-летия единоверия, eurasia.com.ru/spb/edinoverie.html.

2 Лебедев Е. Судьба первого единоверческого храма и его прихода // Церковные ведомости, 1889. Т. 2. № 32. С. 953-956; Кем и как было положено начало единоверию в Русской Церкви // Братское слово. 1892, № 2. С. 108-138; Греков В.А. Начало единоверия в Русской Церкви // Екатеринославские епархиальные ведомости. 1895. № 6-8, а также отдельной брошюрой, Екатеринослав, 1895.

3 Первое изд.: М., 1800, затем книга переиздавалась в Москве в 1834 и 1854 гг.

4 Скальковский А.А. Хронологическое обозрение Новороссийского края. Ч. 1. Одесса, 1836. Приложение VI. С. 779.

5 Лебедев Е. Судьба первого единоверческого храма и его прихода. С. 953-954.

6 Там же. С. 954; Архиепископ Никифор. Краткое повествование об обращении раскольников селения Знаменки... // Братское слово. 1892, № 2. С. 129.

7 Братское слово. 1892, № 2. С. 121.

8 Письмо митрополита Платона опубликовано в кн.: Лебедев Е.Е. Единоверие в противодействии русскому обрядовому расколу. Новгород, 1904. С. 025-026.

9 Титлинов Б.В. Гавриил Петров, митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский (1730-1801). Его жизнь и деятельность в связи с церковными делами того времени. Пг., 1916. С. 891.

Комментарии   

 
0 # Антоний 08.03.2013 00:21
Подскажите пожалуйста, где изданы материалы этой конференции
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Интернет-журнал "Прихожанин"

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт