Документы РГАДА о жизни и деятельности Евгения Вульгариса в России

Доклад Натальи Юрьевны Болотиной, кандидата исторических наук, доцента кафедры истории российской государственности Российской академии государственной службы при Президенте РФ, научного сотрудника Российского государственного архив древних актов (РГАДА), на конференции, посвященной жизни и деятельности архиепископов Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса (о.Корфу, 27 июня 2006 года).

Российский государственный архив древних актов в Москве является крупнейшим в нашей стране хранилищем древних документов по истории России, ее международных связей. Его можно сравнивать с уникальными королевскими и национальными сокровищницами мира. Среди материалов внешнеполитических ведомств XVII-XVIII вв. - Посольского приказа и Коллегии иностранных дел - имеются разнообразные документы, характеризующие взаимоотношения России с Венецианской республикой, в состав которой долгое время входили Ионийские острова.

Старейший российский архив хранит уникальные документы о давних и дружеских связях русского и греческого народов. К сожалению, из нескольких тысяч подлинных греческих документов XVI-XVII вв. в настоящее время в архиве сохранилось лишь 800-900. Среди них уникальные грамоты восточных патриархов и высшего духовенства русским великим князьям, царям и церковным иерархам за 1509-1711 гг. Они извещали о положении христиан на Востоке, обращались к России за денежной помощью (тогда это называли «милостыней») восточному православному духовенству. Это иллюстрированная грамота 1653 г. к русскому царю Алексею Михайловичу от иерусалимского патриарха Паисия. Она была послана в Россию с греком Федором Ивановым, который привез в подарок царю «пояс султана Мурата с дорогими камнями».

Мы с благодарностью вспоминаем и тщательно изучаем на основе документов, сохранившихся в Архиве древних актов, деятельность двух греков - братьев Иоанникия и Софрония Лихудов, которые стали знаменитыми учителями Славяно-греко-латинской академии в Москве, и сделали очень много для развития образования в России в конце XVII - начале XVIII вв.

Множество грамот, документов и рукописей Российского государственного архива древних актов свидетельствуют о духовном единстве греческой и русской православных церквей и наших народов. Среди многих карт в нашем собрании имеется карта Греции и островов, в том числе острова Корфу.

Значительное место в развитии российского Просвещения в эпоху Екатерины II (1762-1796) занимала античная культура во всех ее проявлениях: литература, философия, скульптура, декоративно-прикладное искусство. Сама императрица была хорошо знакома с трудами древнегреческих авторов, чьи мудрые мысли она использовала для создания педагогического шедевра, который она сама назвала «Бабушкина азбука великому князю Александру Павловичу»1. Она до сих пор хранится в нашем архиве и вызывает живой интерес любителей истории. Почти на каждой странице своего сочинения Екатерина II приводит мудрые мысли или факты из жизни античных деятелей. В подтверждении своих рассуждений и афоризмов императрица и бабушка использует высказывание знаменитых философов и «мудрецов» - Аристотеля, Платона, Плутарха, Сократа.

 Интерес к античности окрашивал все сферы деятельности российской императрицы и многих ее приближенных - вплоть до исторического обрамления внешней политики России на южном направлении. Русско-турецкие войны, освобож­дение Крыма от турок рассматривались как этап возрождения греческих начал в Европе, частью которого стала актив­ная градообразовательная деятельность ближайшего сподвижника и фаворита императрицы Екатерины II светлейшего князя Г.А. Потемкина (1739-1791) на вновь при­соединенных землях Северного Причерноморья. Большинство городов назывались в память древнегреческой колонизации этих мест - Одесса, Севастополь, Симферополь, Херсон, по тем же причинам некоторым существовавшим поселениям возвращались древние имена - Феодосия, Евпатория, Фанагория.

Архиепископ Евгений ВульгарисВ Архиве древних актов сохранились многочисленные документальные свидетельства о жизни и плодотворных трудах в России двух уроженцев Корфу святителей Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса. Учено-литературная деятельность греческого иеродиакона Евгения Вульгариса привлекла к его личности особый интерес Екатерины II. В 1769 г. он прибыл в Берлин ко двору императора Фридриха II, и в то же время российская императрица прислала сюда свой «Наказ Комиссии о сочинении проекта нового Титульный лист «Наказа» императрицы Екатерины II. Перевод на греческий язык Евгения ВульгарисаУложения». Составленный лично Екатериной II он стал крупнейшим актом государственной политики и законодательной доктрины своего времени, своеобразным выражением теории и политики «просвещенного абсолютизма». Она хотела, чтобы весь просвещенный мир мог прочесть ее сочинение, и Фридрих II, зная об этом желании, указал на ученого грека Евгения Вульгариса, который мог бы перевести «Наказ» на греческий язык. Уже в 1770 г. в Петербурге был напечатан греческий перевод «Наказа», сделанный Вульгарисом.

Вскоре греческий просветитель был приглашен в Россию. В Архиве древних актов хранится переписка, связанная с его вызовом, письма и сочинения Евгения Вульгариса. Архивные документы представляют все обстоятельства подготовки и приезда его в Россию. Екатерининский вельможа Семен Кириллович Нарышкин, которому были поручены переговоры, 28 сентября 1770 г. сообщал о получении письма на итальянском языке от иеродиакона Евгения с ответом на приглашение. Видимо, ученый не сразу согласился в силу своей скромности. «Мне показалось Евгениево нежелание сюды ехать, - писал Нарышкин, - не что другое, как во-превых, его лишняя модестия, или не высокомыслие о своих достоинствах». Кроме этого Вульгарис точно не знал, чем ему предстоит заниматься. Вначале предполагалось, что он получит должность профессора в Кадетском корпусе и будет преподавать, а в свободное время еще сочинять задуманный российской императрицей «совершенный греко-эллинский лексикон»2.

Особо ярко раскрывается отношение Вульгариса к приглашению в Россию в его послании из Лейпцига к статскому советнику Писареву, который также участвовал в переговорах. «Кто я таков, - писал просветитель, - ... да и коликое и какое убогое и бедное мое оное дело, которое толь великого от нея дара сподобилось?». Прежде всего, он сомневался, что преподавание греческого языка в российском учебном заведении может вызвать искренний и серьезный интерес: «Язык греческий есть мой, но оной не столько иногда надобен». В то же время Вульгарис с восхищением говорил о России и выражал искреннее стремление принести ей пользу. Вот как он писал: «Старость, болезни, дорожный труд, лишение отечества и сродников и друзей, все бы я то презрел, если бы имел средство быть полезен в чем преславному российскому роду, от которого защищается толь храбрым отмщением род мой. От всего бы того я отрекся, чтоб мне записаться рабом такой императрицы, у которой достойно и праведно быть в службе всему свету...»3. Как мы знаем, Вульгарис, приехав в Россию, полностью посвятил ей свой талант духовного просветителя.

Нарышкин всеми силами старался уговорить ученого и приобрести для нашей страны «такого многоученого человека». Об этом он писал в октябре 1770 г. Екатерине II, повторяя свои слова о скромности Вульгариса и необходимости его приезда в Россию, т.к. по его мнению, он «из нынешних греков есть наиученнейший»4. Императрица прекрасно понимала, что такой человек нужен стране. В архиве сохранилось ее письмо генералу Н.С. Мордвинову, где она писала об организации специального училища для набранных в Греческом Архипелаге в годы первой русско-турецкой войны (1769-1774) «греческих мальчиков», определении на их содержание и обучение денег. Особо она советовала «поговорить о сем училище и с иеродиаконом Евгением, который охотно смотрение над оным на себя принимал»5.

Всю осень и зиму 1770 г. продолжались переговоры с ученым; в архивном деле даже сохранилась копия письма к Вульгарису на французском от Алексея Орлова, брата фаворита российской императрицы. Наконец, согласие ученого мужа было получено. Летом 1771 г. ему через Нарышкина из кабинета императрицы передали очень значительную сумму в тысячу рублей на дорожные расходы6.

В архивном деле находятся подлинные письма - автографы Евгения Вульгариса на греческом, итальянском и французском языках к различным лицам, и, что особенно ценно, на нескольких сохранились оттиски личной печати греческого иеродиакона.   

В деле о приезде Евгения Вульгариса в Россию также имеется записка об издании 1000 экземпляров «Наказа» на греческом языке на александрийской бумаге, столько же на любской, а также 1000 экземпляров сочинения «Вопль греческого народа» (или как его еще называли «Моление греков к европейским государям») на греческом, которые были ему переданы.

Приезду Вульгариса способствовал господарь Молдавии Григорий III (Гика). В архиве в фонде известного российского дипломата Семена Романовича Воронцова сохранился очень интересный документ, связанный с именем греческого ученого. Это цифровой шифр на 17 листах с подстрочным греческим переводом, который назван «Письмо греческое к волошскому господарю Григорию Гике из Константинополя от 6 августа 1770 г.»7. Оно было приложено к посланию Евгения Вульгариса к Григорию III, отправленному из Лейпцига накануне его отъезда в Россию.

Речь Евгения Вульгариса при встрече с императрицей Екатериной II, 1771 г.Приехав в Санкт-Петербург, Евгений Вульгарис был принят при дворе, где произнес перед российской императрицей приветственную речь. Ее текст на греческом и русском языках также сохранился среди архивных бумаг. Она начинается примечательными словами: «Вот я славено-болгарин по родоначалию, грек по рождению, россиянин по склонности...»

Вульгарис признавал особое значение России и ее государыни в жизни православных народов. Он говорил: «Сей день... для меня есть пресчастливый, в который я сподобляюся самозрительно видеть непорочное православие с так великою добродетелию на высочайшем и державнейшем престоле земном соединенное». В своей речи Вульгарис даже выразил желание видеть Екатерину II не только императрицей Всероссийской, но и Греческой. Дальнейшую судьбу своей отчизны он связывал с внешнеполитической деятельностью России на южном направлении и прямо говорил, что «Греция после Бога на тебя державнейшая императрица взирает, тебя молит, к тебе припадает»8.

В конце 1770 - начале 1780-х гг. Екатериной II был сформулирован так называемый Греческий проект, целью которого было «совершенное истребление Турции и восстановление древней Греческой империи». Первым шагом можно назвать наречение родившегося 27 апреля 1779 г. второго внука императрицы византийским императорским именем Константин. Помощь в восстановлении греческой монархии Екатерина II стремилась получить у союзника России императора Священной Римской империи Иосифа II, которому она писала о своих обязательствах «поддерживать независимость этой восстановленной монархии от моей»9. К сожалению, проект во многом остался только на бумаге.

Несколько лет провел Евгений Вульгарис в Петербурге, занимая должность библиотекаря Екатерины II. В 1775 г. при открытии епархии в Новороссийской и Азовской губерниях, территории которых были отвоеваны в русско-турецкой войне, было решено назначить туда архиепископом Славянским и Херсонским Евгения Вульгариса. В указе Екатерины II Священному Синоду говорилось об особой значимости этого назначения. В годы войны и после нее на эти территории под покровительство российской монархини переселились многие люди, исповедавшие православие. Процесс этот, как свидетельствуют архивные документы, продолжался и во время руководства архиепископом Евгением новой епархией. Его духовное подвижничество способствовало тому, что многие православные, среди которых особое место занимали греки, стремились на новые земли, отвоеванные у Порты Оттоманской. Здесь они могли начать новую жизнь рядом с духовными братьями.

Во главе Новороссийской и Азовской губернии был поставлен фаворит Екатерины II известный государственный деятель Григорий Александрович Потемкин, который по достоинству сумел оценить образованность, знания и духовные качества архиепископа Евгения Вульгариса. Сам Потемкин был человеком замечательным для своего времени. Выходец из семьи небогатого помещика Потемкин сумел, благодаря личным качествам - умению рисковать, политической интуиции, предприимчивости и, наконец, стремлению служить государю и Отечеству - добиться небывалых высот и стать ближайшим сподвижником Екатерины II. Потемкин учился в Московском университете, где за свои дарования и успехи в учебе в 1756 г. был удостоен золотой медали.

Одним из неоспоримых достижений Потемкина в области внешней и внутренней политики является «бескровное» присоединение Крымского полуострова в 1783 г. к Российской империи. Он был человеком разносторонних дарований, хорошо разбирался в литературе, живописи, музыке, искусстве, знал несколько языков. Особое отношение к важности греческого языка для российского образования он высказал в одном из своих посланий Екатерине II. Просвещенная императрица Екатерина II уделяла большое внимание воспитанию своих внуков в духе просвещения и даже создала собственную научно-педагогическую концепцию. В 1784 г. Потемкин со знанием дела определил несколько программных положений о преподавании языков для внуков императрицы Александра и Константина: «...Я одно только желал бы напомнить, чтоб в учении языков греческий поставлен был главнейшим, ибо он основанием других. Невероятно, сколь много в оном приобретут знаний и нежного вкуса сверх множества писателей, которые в переводах искажены не столько переводчиками, как слабостию других языков. Язык сей имеет армонию (гармонию - Н.Б.) приятнейшую и в составлении слов множество игры мыслей; слова технические наук и художеств означают существо самой вещи, которые приняты во все языки. Где Вы поставили чтение Евангелия, соображая с латынским, язык тут греческий пристойнее, ибо на нем оригинально сие писано». Прислушавшись к авторитетному для нее мнению, Екатерина II подписала: «Переправь по сему».

Два этих человека, Потемкин и Вульгарис, так любящие греческий язык и культуру, встретились на юге России и объединили свои силы в возрождении православия в Северном Причерноморье - древней колыбели христианства. Документы нашего архива свидетельствуют о целенаправленной политике государства по созданию греческих поселений, созданию благоприятных условий для переселенцев, специальных школ для греческого юношества.

В 1779 г. был основан город Мариуполь на Азовском море, где поселились греки, выведенные из Крыма, который в те времена еще оставался под влиянием Турции10. Жителям были предоставлены определенные льготы. Как говорилось в указе Екатерины II, «кроме греков до минования 10 льготных лет, никому другой нации никаких земель ни под селения, ни под строение домов и прочаго не отводить и рыбными ловлями... никому не пользоваться ...»11. Город был назван в честь великой княгини Марии Федоровны, супруги Павла I. Архивные документы представляют первые годы жизни греческого города: строительство домов и храмов, организацию управления, занятия жителей. В конце XVIII в. были сооружены церковь Марии Магдалины, Харлампиевский, Рождественско-Богородицкий и Успенский храмы. При основании города в Успенскую церковь греками была перенесена чудотворная икона Божьей Матери. В Мариуполе находился греческий суд, учрежденный в 1780 г., и «городничий из них же грек»12.

Развалины  древнегреческого города Херсонеса в КрымуПосле присоединения Крыма к России в 1783 г. возрождение православия благодаря неустанной деятельности Потемкина и Вульгариса началось и на этих землях. В указе российской императрицы об открытии Таврического наместничества особо указывалось, что в торжестве должен принять участие или архиепископ Славянский или митрополит Готфийский и Каффский13. В Архиве древних актов сохранились документы о греках, желающих переселиться из Архипелага в Таврическую область, об учреждении для них народных школ и училищ; списки переселенцев и греческих чиновников, просящих об отводе земли14. Можно также назвать, еще два документа из наших фондов. Это «Условия организации греческой колонии на Черноморском побережье», «Положение о поселении в окрестностях Одессы греков и албанцев, в последнюю войну служивших на Архипелаге»15. Несомненно, в таком благоприятном отношении российского государства к греческим переселенцам имеется огромная заслуга архиепископа Славянского и Херсонского Евгения Вульгариса.

Сочинение архиепископа Евгения Вульгариса, излагающее историю Крыма. Автограф. 1781–1788 гг.В Крыму и на всем Черноморском побережье велись интенсивные археологические раскопки в местах расположения древнегреческих поселений, по поручению Потемкина Тавриду обозревали архитекторы и ученые с целью учесть все ста­ринные здания и достопримечательности. Зная об энциклопедической образованности архиепископа Евгения Вульгариса, князь просил его составить историческое описание Крыма (в силу жизненных обстоятельств эта рукопись оказалась в Германии)16.

Через четыре года своего служения Евгений Вульгарис был уволен на покой и продолжал заниматься литературной деятельностью, писать на греческом, латинском и итальянском языках. Во время знаменитого путешествия Екатерины II вместе с придворными вельможами и иностранными дипломатами на юг Российской империи во вновь присоединенные земли Новороссии и Крыма архиепископ встретился с ней в Херсоне. Как записано в Камер-фурьерском журнале, 13 мая 1787 г. в четверг ко двору прибывшей туда императрицы в 11 часов утра приехали «уволенный от управления епархиею греческий преосвященный Евгений архиепископ», иностранные дипломаты и император Священной Римской империи Иосиф II17. В большой зале архиепископ Евгений Вульгарис обратился к присутствующим с речью на греческом языке и по традиции того времени был «пожалован к руке» императрицы. Затем, как засвидетельствовали современники, последовал торжественный обед на 80 персон, а на столах вместо «филейных десертных перемен поставлены были принесенные пред тем из адмиралтейства модели кораблям, фрегатам и прочим транспортным судам», которые составили Черноморский флот. Мы не знаем, о чем беседовал ученый с Екатериной II, но многие предполагают, что именно тогда был решен вопрос о его переезде в Петербург. В тот же день, императрица со свитой во время прогулки по Херсону посетила лавку богатого греческого купца и с любопытством рассматривала греческие и турецкие товары.

В день праздника Живоначальной Троицы 16 мая Екатерина II вновь встретилась с архиепископом Евгением в соборной церкви Святой великомученицы Екатерины на литургии. Он вместе с прочими духовными лицами был «пожалован к руке», а 17 мая в день отъезда императрицы из Херсона Евгений Вульгарис был награжден денежным пожалованием в 2000 рублей18.

В России в это время был только один университет - Московский, и в 1784 г. Потемкин подал Екатерине II проект об учреждении еще одного - Екатеринославского. При нем предусматривалось создание двух академий - художеств и музыки, хи­рургического училища и народной школы. С этого времени университет стал главной заботой Потемкина, именно ему он предназначал в дальнейшем свою богатейшую библиотеку, значительно обогатившуюся после покупки собрания знаменитого греческого духовного пи­сателя и педагога архиепископа Евгения Вульгариса. В Архиве древних актов сохранился каталог объединенной книжной коллекции, составленный после смерти крупного государственного деятеля - «Списки книг французских, аглийских, италианских, польских, латинских, греческих и российских, так же различных эстампов и других вещей, находящихся в библиотеке бывшей покойного его светлости князя Потемкина-Таврического и ар­хиепископа Евгения...». В описи библиотеки значится более 4000 книг на разных языках; они систематизированы по языково­му признаку, а внутри разделов по алфавиту.

Потемкин в течение всей своей жизни собирал книги по различным отраслям знания. Неизменный интерес он испытывал к духовной и исторической литературе. Будучи глубоко веру­ющим человеком, князь приобретал Библии, речи духовных деятелей, жития святых и другую церковную литературу на разных языках. Трудно точно датировать начало участия Вульгариса в «библиотечном проекте» Потемкина для Екатеринославского университета. Возможно, что часть потемкинской библиотеки сначала помещалась в Херсоне, и ар­хиепископ начал работать в ней или официально как библиотекарь, или неофициально как читатель, часто посещающий ее. Точно не известно, когда Евгений Вульгарис оконча­тельно решил продать свои книги князю, вероятно, библиотеки снача­ла были объединены в Херсоне, и продажа стала необходимой, когда архиепископ покидал город в связи с отъездом в Петербург в 1789 г. По­следующая переписка между архиепископом и Потемкиным показы­вает, что князь согласился заплатить за библиотеку довольно значитель­ную сумму 6000 р.

В нашем архиве имеется послание Евгения Вульгариса на итальянском языке, обращенное, как можно предположить, к секретарю Потемкина Василию Степановичу Попову. Оно написано 24 сентября 1788 г. из Херсона, видимо, накануне отъезда в столицу. Архиепископ в изысканной форме благодарит своего корреспондента за помощь и участие в получении решения князя (наверное, это связано с приобретением Потемкиным библиотеки архиепископа). Евгений Вульгарис благодарит также за помощь в том, как он пишет, «чтобы уладить все трудности, с которыми я мог бы столкнуться при претворении в жизнь моих желаний»19.

В архиве сохранилось письмо Евгения Вульгариса Потемкину, написанное им вскоре после приезда в Петербург в апреле 1789 г. В нем архиепископ обращается к своему Письмо архиепископа Евгения князю Г. А. Потемкину. Апрель 1789 г.могущественному покровителю с просьбой ускорить получение императорского жалованья. Архиепископ писал о том, что имевшиеся при нем 1200 рублей он уже истратил, свои домашние вещи, оставшиеся в Херсоне продать он не мог, чтобы воспользоваться деньгами. Петербург, по словам Евгения Вульгариса, «требует немалых издержек», а кроме этого он должен был содержать своих домашних людей. Взять в долг было не у кого, да и не привык он одалживаться. Единственная надежда оставалась у архиепископа на помощь Потемкина. Он писал ему: «Что мне делать? К кому прибегнуть? Я никого не имею, кроме Вашу светлость, милостивого моего попечителя и великого заступника. Определенное мне прошу так, как бы милости просил»20.

Потемкин, приобретая собрание Евгения Вульгариса, реализовывал свое давнее пристрастие к философским и богословским сочинениям, ко­торые составляли основу библиоте­ки архиепископа. Не имея в руках списка библиотеки архиепископа Евгения, конечно, нельзя достоверно определить принадлежность книг тому или иному владельцу. Однако неко­торые суждения по этому поводу можно высказать. С уверенностью можно сказать лишь то, что русские книги (336) и рукописи (30) были только у Потемкина, так как Евгений Вульгарис не владел русским языком. Ему, правда, могли принадлежать несколько подарочных экземпляров. Большинство греческих книг (176) принадлежали Евгению Вульгарису, в том числе и его собственные сочинения, и перевод «Наказа» на греческий. Издания на французском (603), итальянском (49) и латинском (569) языках имелись и у Потемкина и у Евгения Вульгариса, поэтому можно определить владельца только отдельных книг.

Титульный лист описи книг библиотеки князя Г. А. ПотемкинаСохранившаяся в РГАДА опись библиотеки свидетельствует о книгах, которые держал в руках знаменитый грек - это редкие издания трудов Аристотеля, Аристофана Гермогена, Демосфена и других ан­Список греческих книг библиотеки князя Г. А. Потемкина из собрания архиепископа Евгения Вульгарисатичных авторов, а также книги на французском, итальянском и латинском языках. Теперь они хранятся в научной библиотеке Казанского университета. В мае 1798 г. во время посещения Казани императором Па­влом I губернатор города генерал Б.П. де Ласси подал императору доклад, в кото­ром говорилось о восстановлении в городе гимназии и о пополнении ее книгами собрания Потемкина. По высочайшему решению книги были перевезены в Казань.

Воспитанный в духе эллинистических традиций сын Екатерины II, сменивший ее на престоле, российский император Павел I в день своей коронации 5 апреля 1797 г. оценил необычайные заслуги в духовном просвещении и образовании двух уроженцев острова Корфу - архиепископов Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса. Преосвященный архиепископ Евгений, как значится в архивном документе, был награжден почетным орденом Святого Александра Невского, а архиепископ Славенский Никифор орденом Святой Анны (1 степени)21. Орден Св. Александра Невского был задуман императором Петром Великим и учрежден после его смерти в 1725 г. За годы его существования было выдано немногим более двух тысяч знаков, преимущественно за боевые заслуги.

В сохранившемся в Архиве древних актов дневнике о словесных распоряжениях императора Павла I имеется свидетельство особого отношения главы государства к Евгению Вульгарису. Это разрешение выйти в отставку исключенному из лейб-гренадерского полка офицеру графу Болгару, как распорядился Павел I, «из уважения к родственнику его епископу Евгению»22.

В богатейшей библиотеке РГАДА в настоящее время имеются прижизненные издания духовных трудов Вульгариса: «Историческое розыскание о времени крещения российской великой княгини Ольги» (СПб., 1792), «Рассуждение, в котором доказывается достоверность книг Евангельских и истина свидетельства апостолов» (М., 1803), «Рассуждение против ужасов смерти», изданное на средства греков братьев Зосимов (М., 1806). В рукописном собрании нашего архива сохранилось и рукописное сочинение архиепископа Евгения Вульгариса «Рассуждение о терпимости веры, то есть о терпимости иноверных», переведенное на русский язык с греческого архимандритом Ираклием в октябре 1789 г.23

Принесение благодарения… в греческой церкви. М., 1775Среди сочинений Евгения Вульгариса в нашем архиве хранятся его опубликованные произведения, посвященные Екатерине II и Потемкину. При рукоположении в архиепископа Славенского и Херсонского он обратился к Екатерине II с сочинением «Принесение благодарения... в греческой церкви», Победная песнь на заключение торжественного мира… М., 1775которое было издано на русском и греческом языках (М., 1775). Вот как архиепископ обращался к государыне: «...все православных сословие, целое восточныя церкви достояние приносит Вашему императорскому величеству в лице моем усерднейшее свое благоговение». На фотовыставке представлен титульный лист издания «Победная песнь на заключение торжественного мира... с Оттоманскою Портою, по одержании над нею многочисленных знаменитых побед на земле и на море» (М., 1775). На русском и греческом языках в 1775 г. была издана ода Евгения Вульгариса, посвященная Потемкину.

 Замечательный уроженец Корфу, духовный деятель, ученый и просветитель Евгений Вульгарис стал поистине даром греческого народа России. Его труды на благо духовного развития нашей страны не забыты. Многочисленные документы, хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов в Москве, являются подлинным свидетельством необычайных духовных качеств этого человека, его скромности, религиозности и преданности своей Родине и России - стране так горячо принявшей его.

 


1 См. Екатерина II. Бабушкина азбука великому князю Александру Павловичу. М., 2004.

2 РГАДА. Ф. 18. Д. 249. Л. 1-1об.

3 Там же. Л. 5.

4 Там же. Л. 7об.

5 Там же. Ф. 5. Д. 129. Л. 2.

6 Там же. Ф. 18. Д. 249. Л. 10,11.

7 Там же. Ф. 1261. Оп. 1. Д. 1298.

8 Там же. Ф. 18. Д. 249. Л. 14-14об.

9 См.: Россия в Святой земле. Документы и материалы. Т. 1. М., 2000. С. 15-16.

10 РГАДА. Ф. 16. Д. 689. Ч. 1. Л. 440-441 об.

11 Там же.

12 Там же. Д. 689. Ч. 2. Л. 167-167 об.

13 РГАДА. Ф. 16. Д. 798. Л. 122-123об.

14 Там же. Д. 962. Ч. 3. Л. 289-295; Д. 798. Л. 132-132об.; Д. 962. Ч. 2. Л. 64; Ф. 10. Оп. 3. Д.358.

15 Там же. Ф. 1261. Оп. 1. Д. 1561; Ф. 16. Д. 966. Ч. 1. Л. 197-205об.

16 Из бумаг князя Г.А. Потемкина-Таврического // РА. 1879. № 9. С. 19-25.

17 Камер-фурьерский журнал церемониальный журнал 1787 года. СПб., 1886. С. 418-420.

18 Там же. С. 439,445.

19 РГАДА. Ф. 11. Д. 943. Л.1.

20 Там же. Д. 950. Ч. 2. Л. 638.

21 Там же. Ф. 1252. Оп. 1. Д. 1437. Л. 2, 2об.

22[ Там же. Ф. 10. Оп. 1. Д. 694. Л. 14.

23 Там же. Ф. 181. Д. 733.

Интернет-журнал "Прихожанин"

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт