Иоаннис Каподистрия и духовное единство Греции и России

Доклад наместника Данилова монастыря архимандрита Алексия на конференции, проходившей в Греции, на о.Корфу, 8 октября 2012 года в рамках "Русской недели на Корфу".

Досточтимые архипастыри и пастыри, уважаемые господа, дорогие о Господе братья и сестры.

В своем небольшом докладе мне хотелось бы, следуя по канве жизненного пути, по возможности очертить нравственный облик выдающегося политического деятеля Греции и России, блестящего дипломата, русского министра, ближайшего советника императора Александра I и первого правителя независимой Греции Иоанниса Каподистрии.

Его незаурядная личность привлекает к себе особый интерес как на его родине в Греции, так и в России, которым он равно принадлежит, как бы воплощая в себе нерасторжимое единство двух единоверных народов, – единство, которым соединил их навеки Божественный Промысл.

Начало деятельности молодого греческого аристократа Иоанниса Каподистрии пришлось на трудное и исполненное воодушевления время существования на Ионических островах Республики Семи Соединенных островов – первого греческого государства нового времени, возникшего в результате русских военных и дипломатических усилий, равно как и освободительной борьбы самих греков. У истоков этого государства стоял русский адмирал святой Феодор Ушаков.

Иоаннис Каподистрия Каподистрия был родом с острова Корфу, происходил из древнего дворянского семейства, известного и уважаемого подобно Феотокисам и Булгарисам, окончил курс медицины, философии и права в Падуанском университете. 

Новый порядок на Родине открывал для молодого медика широкое поле действия. Первое время он служил врачом на одном из кораблей турецкой эскадры. В 1800 году работал в госпитале, организованном на Корфу адмиралом Федором Ушаковым, исполняя обязанности главного врача.

В 1801 году по поручению Сената Иоаннис Каподистрия занялся претворением в жизнь положений новой республиканской конституции. Сенаторы и русский консул надеялись на «способности, ловкость и здравый смысл» юноши – «единственного, кто способен умиротворить умы»…

О том, что довелось ему тогда пережить, свидетельствуют строки письма Иоанниса к отцу, написанного в 1801 году с Кефалинии: «А тем временем я в аду, и если все это меня не сломит – буду считать, что совершилось чудо».

Светлый и гибкий ум, глубокие познания и таланты помогали ему выходить с честью из многих затруднений. Современники отмечали в нем скромность и жертвенность, совершенное бескорыстие, непритязательность, неизменную ровность характера, благородство, крайнюю простоту и строгость нравов, истинную приверженность к Православию.

Сохранились письма Каподистрии, относящиеся к этому периоду. Размышляя об исторической миссии Ионической республики, он не забывает отметить, что «установление свободного государства обеспечила им милость русского Государя». В эти годы у него сложилось убеждение, что для спасения Греции необходима опора на единоверную Россию. Будучи реалистом в политике, он сохранил это убеждение на всю жизнь.

Передача Ионических островов Франции в 1807 году была для Иоанниса горестным ударом. Его приглашали вступить во французскую службу, обещая видное место, но он предпочел воспользоваться приглашением приехать в Россию.

Александр I считал Каподистрию «человеком весьма достойным по своей честности, мягкости обращения, по своим познаниям и взглядам». Впоследствии он написал теплое письмо его отцу на Корфу в благодарность за такого сына.

 Во время Отечественной войны 1812 года Иван Антонович (как его именовали в России) был назначен правителем дипломатической канцелярии Дунайской армии. Вместе со всей армией он проделал тысячеверстный путь от Дуная до Березины, мужественно перенося лишения и опасности походной жизни, усугублявшиеся суровой зимой. Он пользовался полным доверием знаменитого полководца генерала М.Б. Барклая-де-Толли, который «имел особенное к нему уважение».

    Успех дипломата-грека, посланного с поручением в Швейцарию, был высоко оценен Александром I. В 1815 году он назначается статс-секретарем по иностранным делам, от имени России подписывает Парижский мирный договор.

Император Александр I Современник (князь А.А. Васильчиков) пишет, что Каподистрия сделался «доверенным советником и, можно сказать, другом Императора. Совершенное его бескорыстие в денежных и служебных отношениях, всегдашняя скромность, воздержанность и большая откровенность, ловко соединенная с чувством повиновения, с каждым днем укрепляли и увеличивали его влияние на Александра Павловича».

Каподистрия был известен не только в дипломатических кругах, но и среди литераторов, он был знаком с  А.С. Пушкиным и В.А. Жуковским, в 1818 году избран членом Петербургской Академии наук. Сохранился словесный портрет графа московского периода. Каподистрия всегда был в черном, не носил никаких орденов, не играл в карты, был скромен, даже застенчив. «Стройный, довольно высокий ростом, бледный лицом, которое представляло изящный тип греческой мужской красоты… Черный костюм и бледная античная фигура оживлялись выразительными, большими черными глазами» (воспоминания Д.Н. Свербеева).

В России Иоаннис Каподистрия никогда не забывал и об интересах Греции и ее народе, делая все возможное для международного признания права греков на свободу и независимость.

Однако, когда представители общества «Филики этерия» («общество друзей») предложили ему возглавить греческое восстание, он отказался и советовал ничего не предпринимать, пока «не произойдет благоприятный для Греции поворот в европейской политике». Горячо сочувствуя своим соотечественникам, он, вместе с тем, признавал лишь законные пути к облегчению их участи. В этом сказался  реализм политика и дипломата, равно как и целомудрие христианина, призванного в терпении ожидать помощи Божией, тщательно каждодневно исполняя Его святую волю, пребывая в бдительности и молитве, чтобы в назначенный час оказаться готовым…

В 1822 году Каподистрия, получив бессрочный отпуск, поселился в Женеве. О своем избрании в президенты Греции он узнал на пути из Женевы в Петербург. Граф отклонил пенсию, предложенную ему императором Николаем за прежнюю службу, желая в новом своем положении сохранить полную независимость.

Греческий народ с нетерпением ожидал прибытия избранного правителя. В глазах всех он представлялся необходимым посредствующим звеном между Грецией и Европой и единственным человеком, «который умеет повелевать и действовать» (слова из письма Каподистрии 1801 г.). 12 января 1828 года на русском корабле граф прибыл в Эгину, встречаемый многотысячным народом. После торжественного пения «Тебе Бога хвалим», заключившего благодарственный молебен, президент произнес присягу в присутствии духовенства и народа.

Вначале новому президенту Греции негде было преклонить головы, и он поместился в полуразвалившейся хижине. Состояние государства, которым он был призван управлять, было в высшей степени печально. Казна была пуста. Страна, пройденная турками и египтянами огнем и мечом, представляла собой скорее пустыню, покрытую дымящимися развалинами, среди которых блуждало уцелевшее от врага население, бесприютное и голодное. К ужасам мусульманского нашествия прибавлялись бедствия междоусобий.

Одним из первых его дел была забота о Церкви и народном образовании. Были открыты семинария, народные школы, приюты для сирот, восстанавливались разграбленные и разрушенные церкви.

Новое независимое православное государство – плод вековых чаяний и многолетней кровопролитной борьбы греческого народа – появилось в Европе благодаря русским победам, сокрушившим военное сопротивление Турции (русско-турецкая война 1828 г.), а также российской дипломатии. Независимость Греции была официально объявлена на Лондонской конференции 1830 года.

На новом посту Иоаннис Каподистрия столкнулся с яростным сопротивлением могущественных кланов. Подозревая президента в связях с Россией, они предприняли неудачные попытки организовать крупные протестные акции против власти, а затем была спланирована операция по устранению Каподистрии.

Он был убит на ступенях церкви святого Спиридона Тримифунтского в Навплио, куда направлялся на службу ранним воскресным утром 27 сентября (9 октября по н.ст.) 1831 года. Ненависть народа к убийцам графа Каподистрии была столь велика, что греческое народное собрание вскоре наложило анафему на весь род исполнителей этого страшного злодеяния (Мавромихали).

За несколько дней до смерти Каподистрия написал пророческие слова: «Приходит время, когда людей судят не по тому, что они говорили или написали о себе, но на основании их поступков. Эта вера давала мне силы в течение всей моей жизни, она служила основой моих духовных принципов… Перемениться для меня уже невозможно. Я по-прежнему буду исполнять свой долг, не заботясь о себе, и пусть будет, что будет…»

Вероятно, он предчувствовал близость для себя часа, когда предстанет пред нелицемерным судом Божиим, судящим и воздающим каждому по делам (Откр. 20, 13; 22, 12), и готовился к этому часу, испытывая свою совесть и свою жизнь.

Ему вменялась в вину приверженность России. «Подозревают, будто я предался России, а почему же – нет? Но во всяком случае я останусь прежде всего греком», – писал Каподистрия. Он был несомненно приверженцем православной веры и православной традиции, общих у Греции и России духовных начал, заложником их общей судьбы.

В литературе можно встретить указание, впрочем, бездоказательное, на принадлежность Каподистрии тайным обществам. Отвечая на подобное утверждение, сам граф некогда писал русскому императору Николаю I: «Я со своей стороны никогда не принадлежал ни к какому тайному обществу». Зная честность графа, его словам, думаем, нужно верить. Современник «века вольнодумства и суемудрия», он сохранил веру и верность Православной Церкви и, положив душу за други своя, невинно пострадав, надеемся, стяжал у Господа милость. 

Светлый и ясный и вместе с тем трагический образ Иоанниса Каподистрии, доброго и верного сына двух православных народов, навеки останется в их благодарной памяти, и молитвы о нем не престанут возноситься к Престолу всемилостивого Бога из усердных христианских сердец в Греции и России, и по всей христианской вселенной. 

 

В докладе использована следующая литература:

 

Теплов В. A. Граф Иоанн Каподистрия, президент Греции. СПб., 1893.  

Станиславская А.М. Россия и Греция в конце XVIII – начале XIX века. Политика России в Ионической республике. 1798–1807 гг. М., 1976. 

Комментарии   

 
+1 # Татьяна 21.11.2012 13:33
Трогательно и изящно.
Интересно и поучительно.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Интернет-журнал "Прихожанин"

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт