Время поста дано нам для исправления нашей жизни

Проповедь митрополита Трифона (Туркестанова) на начало Великого поста.

Итак, братие, снова наступил Великий пост. Снова открываются пред нами двери милосердия Божия. Увы, некоторых из тех, которые с нами молились, говели, исповедовались и причащались Святых Таин [в прошлый Великий пост], уже нет в живых. Закрылись для них двери чертога Царства Божия, а пред нами они еще открыты. Их жребий уже решен безвозвратно, а наш находится в наших руках. Возблагодарим же Господа, не погубившего нас с нашими беззакониями и дающего нам еще время для покаяния.

Каким же образом возблагодарим? Решительным отвержением греха и полным, искренним желанием служить Богу. Замечаем ли мы в себе это духовное, если так можно выразиться, выздоровление? Ведь, не правда ли, человек, исцеленный от тяжкой болезни, не затруднится сказать, что он здоров. Даже человек, начинающий выздоравливать, ясно сознает, что его телесный организм восстанавливается в прежнем здоровье. А мы? Сделались ли мы более здоровы душой и совестью? Не всякий из нас, к несчастью, может дать на этот вопрос положительный ответ. Многие из нас пред лицом своей совести должны сказать, что мертв или, по крайней мере, слаб их внутренний человек. Но что же это значит? Разве недостаточно сильно то духовное лекарство, которое мы принимаем? Неужели Таинства святой Церкви потеряли свою силу, и Спаситель, преподавая нам Тело и Кровь, преподавал нам чужие, а не Свои собственные? Нет! Сильна благодать Божия по-прежнему, по-прежнему врачует она немощи, наполняет силой оскудевающих. Дело в нас самих. Потому мы не исцелели, что возлюбили свои духовные раны, постоянно растравливаем их новыми грехами. Потому что мы как будто решились жить и умереть во грехах наших.

В самом деле, посмотрите, как мы приступаем к величайшим Таинствам: исповеди и причастию? Приступаем, правда, с благоговением, приготовившись внешним образом, но поверхностно. Покаяние не проникает до самой глубины нашей души. Нет в нас твердой решимости совершенно изменить всю нашу жизнь. Мы больше[6] причащаемся во оставление наших прошедших грехов, мало думая о своем поведении в будущем. Больше - в жизнь вечную на небе[7], чем с мыслью о жизни добродетельной на земле. Удивительно ли после этого, что наше говение производит на нашу душу лишь мимолетное впечатление. Несколько дней в году проводим мы по-христиански, остерегаясь не только греховных дел, но и мыслей, спокойнее и естественнее начинает делаться направление нашей жизни, а затем зло снова вступает в свои права, и, на время стесненное, еще более углубляется. Счастье тем, которым предстоит прожить еще много лет. Может быть, несчастья и болезни еще заставят их опомниться. Но, увы! Что делать тем, для которых этот пост - последний в жизни, для которых Судия уже при дверях, по выражению Священного Писания (Мф. 24, 33). Кто эти несчастные, мы не знаем. Может быть ты, слушатель, меньше всего теперь думающий о смерти, а может быть, и я, возвещающий тебе эту грозную истину...

Соединимся же, возлюбленные, в искреннем желании самоисправления и решимся раз и навсегда оставить жизнь во грехах. Ты же, Господи и Владыка нашей жизни, небесный Врач душ и телес наших, помоги нам Своей всемощной десницей, изведи нас из духовного плена. Аминь.

 


[6] Главным образом, преимущественно.

[7] В молитве священника, преподающего Святые Тайны, говорится, что мы причащаемся «во оставление  грехов» наших «и в жизнь вечную».

 

Проповедь опубликована в кн.: Митрополит Трифон (Туркестанов). Любовь не умирает.  Издательский Совет Русской Православной Церкви, М., 2007, с. 418-419.

Интернет-журнал "Прихожанин"

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт