Жизнь и труды архиепископа Никифора Феотокиса

Керкира. Детство, учение, священноучительство.

Архиепископ Никифор родился 15 февраля 1731 года[1] на острове Керкира (по-итальянски Корфу)[2] в семье Стефана и Анастасии Феотокисов. В крещении он был назван Николаем. Как впоследствии сообщал сам Феотокис в первом из двух известных нам автобиографических писем[3], родители его были православными и оба происходили из одного Корфского благородного рода[4]. Николай был четвертым, младшим сыном благочестивых супругов (всего в семье было семеро детей)[5]. Крещен он был в церкви святого Николая священником Спиридоном Санторином. Родители с ранних лет прививали детям любовь к Богу и Церкви и заботились об их образовании: «с малолетства начал обучаться наукам», - писал Феотокис. Первым учителем Никифора был духовник семьи Феотокисов иеромонах Иеремия Каввадия - один из почитаемых керкирских учителей (таковыми были, по общему признанию, кроме Каввадии, Евгений Вульгарис[6], а затем и сам Никифор Феотокис)[7]. Он, несомненно, оказал большое влияние на Николая, душа которого тянулась как к внешнему знанию, так и к духовной науке, к служению Богу. В упомянутом автобиографическом письме Никифор сообщает еще об одном священноучителе - иеромонахе Евфимии Парамифиоте. Каввадия и Парамифиот обучали его греческому языку, поэзии, риторике, начальным основаниям аристотелевой философии и «священной богословии». Думаем, что уже в эти ранние годы, через своих православных учителей, Николай познакомился с созерцательно-аскетической традицией Православия, что впоследствии сыграло решающую роль в его жизненном выборе. Очевидно, в это же время или несколько позже, он учился латинскому языку и философии у католических монахов доминиканца Иосифа Мариа Финети и минорита (францисканца) Вондиолия[8].

Остров Керкира. Литография XIX в.В возрасте 14 лет, 6 августа 1745 года[9], в храме св. Спиридона Тримифунтского, где и поныне хранится главная святыня острова - мощи святителя Спиридона, Николай был возведен в чин чтеца и канонарха. Его вступление в состав нижнего клира произошло с согласия отца, который желал, чтобы Николай в храме Божием просвещался истиной Христовой. Стефан Феотокис опасался, как бы обучение наукам не было односторонним и не повредило душе сына. Однако он никак не помышлял о том, чтобы Николай всецело посвятил себя служению Богу, считая его к этому непригодным. К тому же перед одаренным юношей, легко усваСвятитель Спиридон Тримифунтский. Икона XVII в. вавшим науки, открывалась большая светская карьера. Поэтому, когда Николай Феотокис в семнадцатилетнем возрасте решил принять монашество и диаконский сан, отец воспротивился такому решению сына. Николай же, несмотря на юный возраст, был зрел и тверд в своем выборе.

На диаконскую хиротонию потребовалось особое разрешение смотрителя Керкиры, поскольку на острове, находившемся в то время в руках венецианцев, все церковные вопросы решались при непременном участии светских властей[10]. Согласно закону, имевшему силу с 1631 года, кандидату в диаконы необходимо было успешно сдать ряд экзаменов перед светскими и церковными комиссиями: Правлением, Советническим заседанием и пятичисленным Советом святого клира. Кроме того, рукополагать в диаконский сан разрешалось с 25-летнего возраста, а в священнический - с 30-летнего. Указ предусматривал снижение возрастного ценза лишь для диаконов - кандидатов в пресвитеры, при условии их исключительной образованности[11]. Николай выдержал все положенные экзамены и, вопреки указу о возрастном цензе, получил разрешение светских и церковных властей на рукоположение.

Керкира. Церковь во имя свв. апостолов Иасона и Сосипатра. XII в. Совр. вид«1748 года сентября 17 дня в Корфу, в церкви святых апостолов Иасона и Сосипатра, Делвинский и Химерский епископ Григорий[12] постриг меня в монахи, а на другой день посвятил в иеродиакона», - сообщает о себе Феотокис[13]. В монашестве он получил имя в честь святителя Никифора Константинопольского (память 2 июня). В сане диакона Никифору довелось служить лишь полгода, поскольку в июле 1749 года генеральный смотритель Керкиры Кавалли признал его рукоположение незаконным и направил протопапе Сакелларию указ о наложении запрета на служение иеродиакона Никифора до достижения им 25-летнего возраста[14].

Однако спустя некоторое время власти Керкиры пошли на уступки. Они не только сняли с Никифора запрет на служение, но и разрешили его рукоположение в пресвитеры еще прежде, чем он достиг 25-летнего возраста. 11 апреля 1753 года в Богородичном храме тем же епископом Григорием иеродиакон Никифор был возведен в степень священства[15]. В том же году он отправляется в Италию с целью продолжить свое образование (во времена турецкого владычества высшее образование в Греции пребывало в упадке, и молодые люди, желавшие получить таковое, вынуждены были поступать в ближайшие к Греции итальянские университеты и академии). Иеромонах Никифор проводит там два года, обучаясь у профессоров Патавского университета, Болонской Иезуитской коллегии и Болонского университета[16] начаткам математики и высшей геометрии, экспериментальной физике и астрономии.

Возвратившись в отечество в 1755 году, по примеру Иеремии Каввадии, иеромонах Никифор посвящает себя учительству. Первое время он преподает в приходской церкви святителя Спиридона и в домах своих учеников, затем у себя дома на свои средства устраивает маленькую Город Керкира. Гравюра XVIII в.частную школу для детей и юношества. Однако очевидна была необходимость создания на Керкире более крупного учебного заведения, которое имело бы одобрение и поддержку светских властей. Поэтому в конце 1757 года Иеремия Каввадия и Никифор Феотокис направляют в Совет Керкиры прошение об учреждении учебного заведения с бесплатным обучением. Они просят предоставить им подходящее здание для школы и назначить двоих попечителей из местной знати. Разрешение вскоре было дано. В этой школе Феотокис стал преподавать математику, экспериментальную физику и астрономию[17]. Уровень подготовки Керкирской школы (которая называлась Κοινὸν Φροντηστήριον - общая подготовительная школа) соответствовал лицею и первым годам обучения в западноевропейских университетах того времени, что скоро привлекло сюда многих учеников из разных концов порабощенной Греции.

В следующем, 1758 году, прихожане церкви во имя св. пророка Иоанна и св. Параскевы избрали иеромонаха Никифора на место почившего настоятеля иерея Гавриила. В этом храме он служил до самого своего отъезда с Керкиры в 1765 году и на протяжении трех лет исполнял должность публичного проповедника (иерокирикса). Именно в этом храме Великим постом звучали его призывающие к покаянию проповеди, которые позже были изданы по настоянию и благословению Иеремии Каввадии и принесли Феотокису известность...

Иеромонах (?) Никифор ФеотокисИтак, Никифор, по примеру своих первых керкирских учителей и многих других своих современников-греков, избрал путь монаха, священника и учителя. Это избрание было им глубоко осмысленно и совершилось не без внутренней борьбы - вспомнить хотя бы неодобрение отцом его стремления к монашеству. Выбор был продиктован, прежде всего, исторической ситуацией, в которой в то время оказалась Греция. Греческому народу, находившемуся под мусульманским владычеством, грозила опасность отрыва от своей культуры и языка, от православных устоев жизни (Керкира находилась под венецианским владычеством, однако положение православных греков там было ненамного благополучнее). Кроме того, представляли немалую опасность католический прозелитизм и протестантские влияния с Запада, а также распространившиеся в XVIII веке религиозный либерализм и вольномыслие. Потому-то монахи, будучи хранителями веры и византийских традиций, избирали жизнь посреди мира, дабы поддержать народный дух и укрепить в вере своих братьев-христиан. Ярким примером такого подвижничества является житие священномученика Космы Этолийского († 1779, память 4 августа), почитаемого Церковью равноапостольным.

В одном из надгробных слов, произнесенных на Керкире, «на смерть иеромонаха Даниила Эконому»[18], Феотокис рисует образ монашеского служения в миру. Он, прежде всего, задается вопросом: как возможно оставаться верным монашеским обетам, «живя в миру, посреди шума и суеты людской»? И, рисуя добродетели священноучителя Даниила, сам отвечает на него. Даниил научился «порядкам и правилам монашеской жизни» от своего учителя - афонского инока, посланного на Керкиру из монастыря Ксиропотама, - а затем и сам удалился на Афон. «Собрал он, как пчела, цветы добродетелей, взял все правила и порядки монашеского жития и решил жизнь, которую они проводят в пустыне, проводить посреди мира»[19]. Этот пустыннический искус, по мысли Никифора, необходим для иноческого служения в миру, потому что он порождает ревность, «от которой такая польза приносится нашему ближнему и от которой многое приобретает Церковь». «Великая ревность, - говорит он, - не есть плод мира, но является она из ростков, процветающих в пустыне и затем плодоносящих в миру»[20]. «Человек в мире и человек вне мира <...> Посреди мира - непричастный миру; посреди искушений - незатронутый искушениями; посреди огня - неопалимый, в войнах всегда победитель. В миру телом, на небесах духом»[21]. В этих словах видится жизненный идеал самого Феотокиса[22]. Он также «от юности желал видеть монастыри Афонские», но Господь не судил этому желанию исполниться... Тем не менее он умел следовать «пути Христову на всяком месте и в любом положении»[23]; этому научил его тот духовный опыт, который он, «как пчела», с ранней юности собирал от всякого цвета христианских добродетелей и от писаний святых отцов...

Слава иеромонаха Никифора как священноучителя (иеродидаскала) и проповедника разнеслась далеко за пределы Керкиры и достигла Константинополя[24]. На Керкире же его деятельность стала сильно беспокоить местных ученых католиков-прозелитов, так как прежде образование было исключительно их монополией. На протяжении трех лет они систематически досаждали иеромонаху Никифору любыми способами, стремясь закрыть его школу. Другой сложностью, с которой Феотокис столкнулся в процессе преподавания, было отсутствие учебных пособий. Для издания составленного им учебника физики, а также и проповедей, он отправляется в Лейпциг[25].

 


[1] Βροκίνη Λ. Ἔργα, Βιογραφικὰ Σχεδάρια. С. 267-269.

Врокинис, керкирец по происхождению, написал одно из первых документально проверенных жизнеописаний архиепископа Никифора.

[2] Керкира - самый северный и самый большой остров Ионического архипелага в Ионическом море.

[3] Эти два автобиографических письма - к администратору Славянской епархии архимандриту Феоктисту и к Н. Н. Бантыш-Каменскому (второе является продолжением первого) (Гос. архив Астраханской области (ГААО). Ф. 857. Оп. 1 доп. Д. 2. Л. 47-50). Данные этих писем, как восходящие к самому архиепископу Никифору, мы берем за основу в изложении дат и событий его жизни; цитаты из них приводятся, как правило, без ссылок. Эти письма, очевидно, были использованы при составлении «Предуведомления о творце сея книги», в кн.: Ответы на вопросы старообрядцев. М., 1800, и в последующих ее изданиях [11], которое было частично перепечатано в статье о Даниловом монастыре в «Словаре географическом Российского государства», т. 2, М., 1804, а также и в «Ключаревской летописи», Астрахань, 1887.

[4] Прапрадеды Стефана и Анастасии были между собой братьями. Βροκίνη Λ. Ἔργα, Βιογραφικὰ Σχεδάρια; см. Соловьев М. Проповеди Никифора Феотоки. С. 12.

[5] Из братьев Николая Феотокиса только один был женат и имел четырех сыновей, из которых у последнего, Эммануила, было два сына; одного из них, Андрея, Врокинис знал уже глубоким стариком; он-то и сообщил многие сведения о Никифоре. Там же.

[6] Впоследствии архиепископ, близкий друг Никифора Феотокиса; род. на Керкире в 1716 г. В русских источниках он именуется чаще всего Булгарисом. Удивительным образом переплелись в дальнейшем судьбы Евгения и Никифора, Они, «по примеру знаменитейших своих предшественников, - писал А. С. Стурдза, - начали поприще свое с учительства светского, продолжали его в монашестве и окончили жертвою святительского всесожжения... Оба они после многих трудов и горестных препон пришли к одной пристани, где и кончили святое поприще земной своей жизни» (Евгений Булгарис и Никифор Феотокис... С. 3, 8)...

[7] Епископ Порфирий (Успенский) называет Иеремию Каввадию в числе известных проповедников на островах Средиземного моря. Он упоминает о сборнике проповедей лучших учеников «эллинского училища, которым руководил Каввадия», произнесенных ими в 1762 г. на Рождество Богоматери. Этот сборник был издан в Лейпциге в 1766 г., в него вошло и похвальное слово Богородице самого Иеремии. Епископ Порфирий упоминает также увещательное слово Иеремии против Вольтера и его последователей, напечатанное в Венеции в 1802 г. Порфирий (Успенский), епископ. Проповедники на островах Средиземного моря. С. 206.

[8] В цит. письме к архимандриту Феоктисту указывается, что Вондиолий был провинциалом, то есть управляющим провинцией (административной единицей) ордена Миноритов.

[9] Βροκίνη Λ. Ἔργα, Βιογραφικὰ Σχεδάρια. С. 273; см. Μουρούτη-Γενάκου Ζ. Ὁ Νικηφόρος Θεοτόκης... С. 2.

[10] Ионические острова, в том числе Керкира, в отличие от остальной Греции, не были покорены турецкому владычеству; в конце XV в. ими завладела Венеция. В 1787 г. острова были захвачены Наполеоном и присоединены к Франции. Древняя Керкирская Церковь, история которой восходит к апостольским временам (ее первыми благовестниками были свв. апостолы Иасон и Сосипатр), в период венецианского господства не имела православной епископской кафедры; во главе Керкирской Церкви стоял избираемый клиром и народом протопапа (глава священников).

[11] Βροκίνη Λ. Ἔργα, Βιογραφικὰ Σχεδάρια. С. 279.

[12] Епархия Делвинская и Химерская располагалась в северном Эпире на склонах Акрокеравнийского хребта (сегодня это территория Албании). Епископ Григорий управлял ею ранее 1738 года, а затем, возможно, проживал на покое на Керкире, которая в то время была привычным прибежищем для жителей Эпира.

[13] Греческие биографы Феотокиса дают иные сведения о его диаконской хиротонии. Врокинис указывает, что рукоположения для Керкиры совершал обычно ближайший епископ острова Левкады. Он также сообщает, что Феотокис получил разрешение светских и церковных властей на рукоположение лишь 15 декабря 1748 г. (н. ст.), а о постриге вовсе не упоминает и не называет точную дату хиротонии (Βροκίνη Λ. Ἔργα, Βιογραφικὰ Σχεδάρια. С. 278-279).

Нужно заметить, что в Венецианской республике летоисчисление велось по новому (григорианскому) стилю, и все гражданские документы имели соответствующую датировку. В Греческой Православной Церкви официальным оставался старый (юлианский) стиль.

[14] Βροκίνη Λ. Ἔργα, Βιογραφικὰ Σχεδάρια. С. 281.

[15] Эта дата сообщается в цит. письме к архимандриту Феоктисту. По данным Врокиниса, Феотокис получил от протопапы Керкиры Спиридона Вульгариса рекомендательное письмо к архиепископу Левкады с просьбой о его хиротонии лишь 12 июля 1754 г. Βροκίνη Λ. Ἔργα, Βιογραφικὰ Σχεδάρια. С. 284.

[16] Болония в то время входила в состав Папской области; Патава (ныне Падуя) - в состав Венецианской республики.

[17] Феотокис был одним из первых ученых, кто ознакомил греков с современными естественными науками.

[18] Это Слово вошло в сборник "Поучительные слова на святую Четыредесятницу, см. [1] (здесь и далее цифра в квадратных скобках означает номер в библиографии).

[19] Цит. по: Жукова Е. В. Никифор Феотокис... С. 55.

[20] Там же, с. 56.

[21] Там же, с. 55.

[22] Никифор сам нигде не говорит об этом, однако это следует из анализа «Слова на смерть иеромонаха Даниила»; см. Жукова Е. В. Никифор Феотокис... С. 54-58.

[23] Слова Феотокиса из письма святителю Макарию Нотарасу.

[24] Константинополь со времени мусульманского завоевания (с 1453 г.) назывался по-турецки Стамбулом, однако для греков и вообще для всех христиан он оставался Константинополем. Так он обозначался и на картах, изданных в то время в христианских государствах.

[25] Митрополит Евгений (Болховитинов) в «Словаре историческом о бывших в России писателях духовного чина...» сообщает, что, оставив Керкиру, Никифор «отправился на Восток, в Палестину и Египет и там занимался проповеданием Евангельского учения, обратил многих магометан и язычников». Эти ошибочные сведения иногда повторяются и в других русских жизнеописаниях Феотокиса (например, в Астраханских епархиальных ведомостях, 1878, № 50). По замечанию автора одной из рукописных биографий Никифора Феотокиса, хранящейся в фонде «Петровского общества исследователей Астраханского края», митрополит Евгений мог заключить об этом из слов самого Феотокиса в «Окружном послании к старообрядцам», где он говорит о себе, что видел патриархов Константинопольского и Иерусалимского, разговаривал «с многими христианами аравлянами, далматами и булгарами», «с начальными иноками горы Афонской и горы Синайской». Однако с ними он мог видеться в Константинополе и России, а с далматами и болгарами проездом в Молдавию, Валахию и Германию (ГААО. Ф. 857. Оп. 1 доп. Д. 3).

Интернет-журнал "Прихожанин"

  • Слово Святейшего Патриарха Кирилла при вручении архиерейского жезла Преосвященному Алексию (Поликарпову), епископу Солнечногорскому

    16 июня 2019 года, в праздник Святой Троицы (Пятидесятницы), Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Успенском соборе Троице-Сергиевой лавры и возглавил хиротонию архимандрита Алексия (Поликарпова) во епископа Солнечногорского. По окончании Литургии Предстоятель Русской Православной Церкви напутствовал епископа Алексия на служение.

  • Слово архимандрита Алексия (Поликарпова) при наречении во епископа Солнечногорского

    13 июня 2019 года в Тронном зале Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил чин наречения архимандрита Алексия (Поликарпова), наместника Данилова ставропигиального мужского монастыря, во епископа Солнечногорского, викария Патриарха Московского и всея Руси. 

  • «Звезда Вифлеема» и «99 овец»

    В 1986 году, на заре «перестройки», на экраны нашей страны вышел взбудораживший общество документальный фильм Юриса Подниекса «Легко ли быть молодым?» Сегодня этот вопрос, вероятно, можно было бы сформулировать иначе: легко ли быть с молодыми?

  • Троица: в круге Божественного света

    Пройдет совсем немного времени, и наши храмы украсят березовыми ветками, травой и цветами, священники облачатся в зеленые одежды (ведь зеленый цвет – это символ жизни и животворящей силы Святого Духа), а на церковный аналой будет положена икона Троицы. Наступает один из главных христианских праздников – День Святой Троицы.

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт