Путь и слава святых

В Неделю 1-ю по Пятидесятнице Церковь празднует память Всех святых.

Икона всех святых 

Крестный путь

"Царство Мое не от мира сего", - говорит Господь (Ин. 18, 36) и призывает к Себе, в это Царство, всех "труждающихся и обремененных", всех, живущих на земле. На этот зов Божий радостно откликнулось великое множество людей, и Царство Христово наполнилось бесчисленным сонмом святых.

"В Царстве Небесном, - пишет преподобный Силуан Афонский, -  где Господь и Его Пречистая Матерь... там святые праотцы и патриархи, которые мужественно пронесли свою веру. Там пророки, которые приняли Духа Святого и своим словом призывали народ к Богу. Там апостолы, которые умирали за проповедь Евангелия. Там мученики, которые за любовь Христову с радостью отдали свою жизнь. Там святители, которые подражали Господу и несли тяготу своих духовных овец. Там преподобные постники и юродивые Христа ради, которые подвигом победили мир. Там все праведники, которые соблюдали заповеди Божии и побеждали страсти. Туда, в это чудное собрание, которое собрал Дух Святой, влечется душа моя... Ради любви Христовой они претерпели все скорби на земле и не боялись никаких страданий, и тем прославляли Господа. За то Господь возлюбил и прославил их, и даровал им вечное Царство с Собою"[1].

"Кто Мне служит, Мне да последует", - говорит Господь (Ин. 12, 26). Святые связаны с Господом единством пути, разделяют с Ним страдание и славу, умирание и воскресение.  

Путь следования за Христом всегда был и будет один - это крестный путь страданий, указанный Самим Господом: "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня... тот сбережет ее" (Мк. 8, 34-35). Этой тесной евангельской  стезей прошли те, кому надлежало "исполнить слово Божие" (Кол. 1, 25).

Апостолы

Страдания за имя Христово возводят человека к Божественной славе. Первыми усвоили тайну этих страданий святые апостолы - об этом свидетельствуют вся их жизнь и писания. "Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Эллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость", - пишет коринфским христианам св. апостол Павел (1 Кор. 1, 23-24). "Кто отлучит нас от любви Божией,  - восклицает он в другом месте, - скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание (Пс. 43, 23). Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас..." (Рим. 8, 35-37). Необыкновенно живая и пламенная любовь учеников Христовых к своему Божественному Учителю влекла их на всевозможные страдания ради имени Его. Апостолы Петр и Иоанн за свою проповедь о Христе дважды подвергались заключению в темнице и избиению и несказанно радовались, сознавая, что этим приобщились страданиям Господа Иисуса. Господь, повелевая Анании крестить Савла, будущего апостола Павла, говорит ему: "Иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царями и сынами Израилевыми. И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое" (Деян. 9, 15-16). 11 из 12-и апостолов, кроме св. Иоанна Богослова, приняли мученическую кончину. О страданиях, терпении и славе святых Первоверховных апостолов пишет священномученик Климент, папа Римский († 101): "Петр от беззаконной зависти претерпел не одно, не два, но многие мучения, и таким образом, учинившись мучеником, отошел в подобающее место славы. Павел... претерпел мучение от владычествующих, и таким образом переселился из сего мира, и перешел в место святое". Так и все, - пишет он дальше, - "усовершившиеся в любви, по благодати Божией, находятся в месте благочестивых"[2].

Мученики

"Кто не ужаснется зря, святии мученицы, подвига добраго, имже подвизастеся..." - так прославляет Церковь святых страдальцев за Христа[3]. Читая жития святых мучеников, изумляешься, как они могли выносить те страдания, при одном чтении о которых невольно содрогаешься: их тело терзали железными когтями, им выкалывали глаза, вливали в горло расплавленный свинец, отсекали все члены тела, их жгли раскаленным железом, перепиливали железной пилой, распинали, бросали в ров с голодными дикими зверями или с ядовитыми змеями, привязывали к мельничному колесу, не перечислить все, а они, умирая, славили Господа. Объясняя это непостижимое терпение, Церковь издревле поет в акафисте Иисусу Сладчайшему: "Иисусе предивный, мучеников крепосте". Эта же мысль многократно повторяется в песнопениях святым мученикам и мученицам. Действительно, только Божественная, всемогущая сила Господа Спасителя могла невозможное сделать возможным, это она помогала святым переносить страшные муки. Привлекала же эту силу их пламенная любовь ко Христу и желание последовать Ему до конца, страдать подобно Ему, за Него и с Ним. Огонь этой Божественной любви, "орошающий" их души, был сильнее "огня вещественного", сжигающего их тела[4], а сознание, что они приобщаются страданиям Господа Иисуса Христа доставляло им неизреченную радость. Матери благословляли на мученический подвиг своих малолетних детей; юные мученики шли на страдания как на светлое торжество и наравне со взрослыми переносили невиданные муки (свв. мцц. Вера, Надежда, Любовь и мать их София). Святые жены укрепляли своих мужей на предстоящие мучения, боясь более всего того, чтобы они не потеряли вечной награды от Господа (свв. мчч. Адриан и Наталия).

Вот как объясняет терпение святых мучеников современный подвижник, старец Паисий Святогорец († 1994). "Для святого, идущего на мученичество, его любовь ко Христу превосходит боль и нейтрализует ее. Нож палача был для мучеников нежнее скрипичного смычка. Когда разгорается любовь ко Христу, мученичество становится торжеством: в этот миг огонь прохлаждает лучше, чем купание, потому что его жжение теряется в жжении Божественной любви... Человек не чувствует ни боли, ни чего-либо другого, поскольку его ум находится во Христе и его сердце переполняется радостью..." Но старец указывает и на то, что мучеником может стать только христианин, имеющий "многое смирение" и любовь ко Христу; иначе благодать оставит его[5].

Один из замечательнейших примеров терпения святых -  мученичество св. Игнатия Богоносца († 107). Он был послан под стражей из Сирии в Рим, где был отдан на растерзание диким зверям. Предвидя, что римские христиане будут стремиться спасти его от мучений, священномученик Игнатий писал к ним: "Умоляю вас, не оказывайте мне неблаговременной любви... Я пшеница Божия: пусть измолют меня зубы зверей, чтобы я сделался чистым хлебом Христовым... Ни видимое, ни невидимое - ничто не удержит меня прийти ко Христу. Огонь и крест, толпы зверей, рассечение, раздробление костей, отсечение членов, сокрушение всего тела, лютые муки диавола пусть придут на меня, - только бы достигнуть мне Христа. Никакой пользы не принесут мне удовольствия мира... Лучше мне умереть за Иисуса Христа, нежели царствовать над всею землею. Его ищу, за нас умершего, Его желаю, за нас воскресшего... Хочу быть Божиим: не отдавайте меня миру... Дайте мне быть подражателем страданий Бога моего"[6].

Наше сознание не может вместить также нечеловеческой жестокости истязателей. Язычники-родители предавали на страшные мучения своих детей, иногда сами казнили их (вмц. Варвара). В других случаях, видя чудесные знамения от Бога и терпение своих детей, обращались ко Христу (вмц. Ирина). Жестокость гонителей христиан была действительно нечеловеческой, ибо в лице мучителей восстала на последователей Христа вся злоба ада. Но своими страданиями, переносимыми "законно" (то есть по заповеди Спасителя), святые мученики побеждали коварство врагов, посрамляли "сопротивныя начала", низлагали "мучительскую гордыню". Оружием Креста они сокрушали "вражии сети" и разрушали "державу мучителей"[7].

Сознавая свою человеческую немощь, христиане, влекомые на мучения, горячо молились, и, укрепляемые силою невидимо присутствующего Христа, могли переносить самые жесточайшие страдания. В начале истязаний мучители обыкновенно принуждали христиан отречься от Христа, но те отвечали: "Жизнь без Христа хуже смерти" (св. Анфим)... "Всякая мука нам столь желанна, как голодному пища" (св. Каллиник)... Святые страдальцы предпочитали одежды мученические царской багрянице (вмц. Екатерина), отвергали богатые дары и, не колеблясь,  избирали орудия пытки, убежденные, что в окружении этих предметов они будут прекраснее и угоднее своему Небесному Жениху (мц. Анастасия Узорешительница). Когда мучители злобно издевались над страдальцами: "Где же Бог ваш? Пусть придет сюда ваш Христос и поможет вам", - те отвечали: "Христос наш с нами, хотя ты и не видишь Его, и орошает нас с небес росою благодати Своей, и поэтому мы ни во что вменяем муки" (сщмч. Зиновий и мц. Зиновия). Св. Гликерия, повешенная и строгаемая, говорила мучителю: "Ничто для меня эти муки, ибо не чувствую их: Иисус Христос со мною и помогает мне; ты же уготован на большие мучения, поскольку здешние муки суть ничто". Когда подобным же образом истязатели стали смеяться над святой Ириной, то внезапно разразилась страшная гроза; видя такое знамение с неба, многие уверовали во Христа.

Часто в помощь святым страдальцам являлись Ангелы, которых иногда видели и слышали не только свидетели происходящего, но и сами мучители; Ангелы разрушали орудия истязаний, охлаждали кипящие котлы, погашали пламень пещи, расторгали узы, врачевали раны, приносили в темницу хлеб и воду. Изнемогающие от ран мученики не переставали молиться и благодарить Бога, и часто получали укрепление и совершенное исцеление. Иногда являлся и Сам Господь, ободрял и утешал их надеждой вечной жизни со святыми. Перед кончиной они молились уже не о себе, но о всем мире и особенно о тех, кто будет вспоминать о них[8].

Так в своих страданиях за Христа святые мученики показали себя воистину небожителями, гражданами нового Царства Христова. "Ангелом сопричастницы бысте, святии мученицы, на судищи Христа мужески проповедавше, вся бо яже в мире остависте красная яко не суща, веру же яко надежду тверду удержасте", - величает мучеников Христовых святая Церковь[9]. Велико значение их подвига для Церкви. "Кровь мучеников - семя христиан", - говорил один из учителей Церкви. И действительно, непобедимая твердость их в мучениях, крепкая вера и несомненная надежда на будущую вечную жизнь действовали на окружающих людей сильнее всякого слова. Многие из народа тут же обращались ко Христу, иногда даже и сами истязатели тут же объявляли себя христианами. Для них мужество христиан в страданиях было сильнейшим доказательством Божественности христианской веры, знамением Божией помощи и Божия присутствия.

Равноапостольные

Обильно орошаемая мученической кровью в течение трех веков, Церковь из "зерна горчичного" выросла в дерево, в ветвях которого укрываются птицы небесные (Мф. 13, 31-32). Милостию Божией, рукою благочестивого императора Константина, ей был дарован покой. Церковь величает святого Константина († 337), а также его мать святую царицу Елену († 327) и ряд других святых, трудами которых распространялось или утверждалось христианство, равноапостольными, приравнивая их подвиг служению апостолов Христовых.

Прекращение гонений и утверждение христианства во всей Римской империи (что тогда означало - во всей Вселенной) как законной религии было деянием Божиего Промысла, действующего через избранников Божиих. Решительным побуждением к принятию христианства равноапостольным императором Константином было явление сверхъестественных знамений - особенно видение на небе сияющего Креста с надписью "сим победиши". А мать Константина святая Елена разыскала в Иерусалиме Животворящий Крест Господень. Так было явлено всему миру знамение Церкви воинствующей.

Преподобные

Внешний покой, дарованный Церкви на время, не означал того, что прекратилась борьба князя мира сего с наследием Христовым. Можно сказать, что переместилось средоточие этой борьбы, хотя и мученичество за Христа никогда в истории Церкви до конца не иссякало[10], а в XX веке в России просиял неисчислимый сонм новых мучеников за Христа. Однако в начале IV века мученичество в Римской империи перестало быть массовым, гонения прекратились. Продолжением же той брани, которую вели мученики на стогнах градов, стала брань, открывшаяся в пустынях - только мученичество в пустыне было внутренним и добровольным.

Первых подвижников  называли "новыми мучениками", подчеркивая их общность и преемство с подвигом мученичества. Побуждением к иноческой жизни нередко была ревность подражать подвигу мучеников. Главной движущей силой, влекущей подвижников в пустыню, была та же пламенная любовь ко Христу, и укрепляла их в подвиге та же Божественная, всемогущая сила Господа Спасителя. "Как озябший от стужи бежит изо всех своих сил, поскольку чувствует удовольствие в том, что нагревается, - говорил преподобный Феодор Освященный († 368), - так и мы искали Бога всею силою своих желаний, вкушали Его неизреченную благость и сладость Его присутствия, когда имели счастье находить Его"[11]. Добровольные страдальцы порой подвергали себя невиданным лишениям (например, подвиг преподобной Марии Египетской, проведшей 47 лет в суровой безлюдной пустыне, или подвиг святых столпников). По любви ко Христу они терпели их с великим смирением, ибо понимали, что все подвиги и страдания человеческие несравнимы со страданием Спасителя, видя которое, ужаснулось все творение Божие. "Потому что, - пишет старец Паисий, -  Христос Божественно помогал всем страдавшим ради Него, и боль каждого услаждалась от Его великой любви. Однако по отношению к Самому Себе Христос вовсе не использовал Свою Божественную силу и от многой любви к Своему созданию выстрадал... многую боль..."[12]. Церковь именует святых подвижников преподобными - так как через подвиг во Христе они наследовали "землю бесстрастия"[13], восстановили в своей душе поврежденное грехом подобие Божие, стяжали чистоту, бесстрастие души, святость, праведность.

"Святые мученики пролили свою кровь. Преподобные отцы пролили пот и слезы и, подобно добрым знатокам лекарственных трав, поставили духовные опыты на самих себе, от любви к Богу и человеку - иконе Бога..." - пишет старец Паисий[14]. Благодать Божия открыла им бездну падения (отпадения от Бога) и область князя мира сего в самой душе человека - там, где, по слову Евангелия, должно быть Царство Божие. И преподобные отцы, вслед за апостолом Павлом "распяв себя миру" (см. Гал. 6, 14), победили "демонские полки", омыли душевные раны источниками слез - "водами покаяния спасительного"; они опытно исследовали "стезю, ведущую паки к жизни негиблющей", и оставили всем нам, грешникам, "образ... в житии востати, и скверну очистити слезами", чтобы и мы могли войти в жизнь вечную[15].

Другие чины святых

Церковь почитает ветхозаветных патриархов и пророков, предвозвестивших Христа. Множество святых новозаветного времени жили посреди мира в относительно спокойное для Церкви время, когда не было гонений. Это благоверные цари и царицы, прославившиеся своими заслугами перед Церковью и личной добродетельной жизнью, и праведные, чей земной подвиг состоял в жительстве по заповедям Божиим посреди мира, в служении Богу - каждый в своем чине. Сюда же можно отнести и бессребренников  - безмездных благотворителей страждущих людей. Церковь прославляет также страстотерпцев, претерпевшие страдания во имя Христа по коварству и клевете ближних единоверцев - не делая принципиального различия между невинным и вольным страданием за Христа и смертью в последовании Христу. Вне особых, экстремальных внешних условий борьбы за истину Христову - гонений на христианскую веру или удаления от мира - подвизались также юродивые Христа ради. И все эти сонмы угодников Божиих достигли святости не иначе, как крестным путем всех святых. Достаточно прочесть несколько житий, чтобы убедиться в этом. Наиболее красноречивы жития блаженных (Христа ради юродивых).

Христа ради юродивые

Об этом подвиге известно с IV века. Определяя его, Евагрий в своей "Истории" (21 гл.) пишет: "Скажу еще об одном роде жизни, который превосходит всех"[16], то есть называет его высшим выражением православного подвижничества  - поэтому не случайно, что список блаженных и юродивых в Древней Церкви самый краткий, всего 6 святых. Нужно сказать и о том, что в силу высоты этого пути, никто не может избрать его по своей воле - а лишь по особому призванию Божию. ("Иди на добрый подвиг,  - сказал Господь св. блаженному Андрею Константинопольскому через Ангела, - будь юродив ради Меня, и много получишь в день Царства Моего".)

Какова же жизнь блаженных? Совершенно свободные от всяких привязанностей к земному, отказываясь от всякой собственности, не имея, обыкновенно, определенного пристанища и потому подвергаясь всем случайностям бездомной и бесприютной жизни, эти избранники Божии самым делом с буквальной точностью  осуществляли в своей жизни заповедь Спасителя: "Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи и тело одежды?.. Ищите же прежде Царствия Божия  и правды его, и это все приложится вам" (Мф. 7; 25,33)[17]. Упомянутый выше блаженный Андрей Константинопольский († 936), который удостоился при жизни видеть райские селения и Покров Пресвятой Богородицы над христианами, ходил по улицам в рубище, многие годы терпел насмешки, оскорбления, благодушно сносил побои, голод и жажду, стужу и зной, прося милостыню и отдавая ее другим нищим. Святой блаженный Василий Московский († 2 августа 1557), "наг весь, в руке посошок", в палящий летний зной и лютый мороз ходил по улицам Москвы. За свои странные поступки он не раз был избиваем, но с радостью терпел побои и благодарил за них Бога. Блаженная Ксения Петербургская († около 1803) переодетая в костюм умершего мужа, целыми днями скиталась по петербургским улицам, зимой и летом, в зной и в стужу, безропотно, с кротостью претерпевая глумления злых людей, а когда одежда ее истлела, она стала одеваться во всякое время года в жалкие лохмотья, а на босых ногах носила рваные башмаки. Ночи проводила в молитве за городом, в поле, где, по ее словам, присутствие Божие "более явственно"...

Не имея не земле пребывающего града, но грядущего взыскуя, блаженные явились воистину "причастниками небесного звания" (см. Евр. 13, 14; 3, 1). "Смирением крестным" они соделали себя способными воспринять силу Божию; принеся в жертву Богу самое ценное, что есть у человека - свой разум, исполнились "премирной мудрости"[18]. Юродивые Христа ради были презираемы людьми безбожными и злыми, но почитаемы людьми верующими и богобоязненными, которые видели в них "людей Божиих", обличителей неправды, защитников правды, помощников бедным и обиженным. Бог прославлял Своих служителей дарами прозорливости, пророчества и чудотворений, которые совершались в великом множестве как при жизни, так и по смерти их.

Два образа христианского жития

Опыт Церкви показывает, что всякий христианский подвиг необходимо связан со страданиями за Христа и подвижничеством во Христе, что мученичество и добровольное подвижничество - это два неразрывно связанных между собой образа христианского жития, неотделимых от пути Христова. Не случайно поэтому многие святители и преподобные претерпевали истязания за Христа и оканчивали жизнь мученически (священномученики и преподобномученики: свщмчч. Игнатий Богоносец, Поликарп Смирнский, Климент, папа Римский, прпмцц. Анастасия Римляныня, Евгения и мн. др.). Церковь знает преподобных, принимавших на себя подвиг юродства во Христе (прп. Исидора, жившая в IV веке). На Руси в благочестивых княжеских родах был обычай в конце жизни уходить в монастырь и принимать монашество, поэтому у нас есть благоверные князья и княгини - преподобные (преп. князь Даниил Московский, преп. княгиня Анна Кашинская).

Эти два "образа христианского жития" - мученичество и добровольное подвижничество - неразрывно связаны также и в истории Церкви: может не быть в известную эпоху первого образа жития, но тогда необходим второй, и когда умаляется второй, тогда Господь попускает преследования христиан, и является первый образ жития - для сохранения истинного русла Церкви, для соблюдения чистой веры, непостыжающей надежды и нелицемерной любви. Церковь земную называют Церковью воинствующей - потому что она находится среди мира, лежащего во зле. Поэтому не покоя ищет она, а непрестанно воинствует под знаменем Креста[19].

Ныне еще свежи в церковной памяти жестокие гонения прошедшего XX века. "В наши смутные дни явил Господь ряд новых страдальцев... - писал в те годы святой Патриарх Тихон, - если пошлет нам Господь испытание гонений, уз, мучений и даже смерти, будем терпеливо переносить все, веря, что не без воли Божией совершится это с нами и не останется бесплодным подвиг наш, подобно тому, как страдания мучеников христианских покорили мир учению Христову"[20]. Церковь вышла из тяжких испытаний украшенная "кровьми мученик своих"[21] - великого сонма святых новомучеников и исповедников Российских XX века, молитвенников о своем "земном Отечестве" и о всех "почитающих (их) любовию"[22]. Их молитвами нам даровано время для покаяния.

Небесная слава

Избирая «иную жизнь», жизнь по Христу, а не по стихиям мира сего, cвятые еще на земле становятся причастниками вечного Царства Христова, которое, по слову Священного Писания, находится внутри человека (Лк. 17, 21). По смерти же наследуют небесные обители, где уже неразлучно пребывают с Господом своим в веселии и радости духовной, как Он и обещал им: «где Я, там и слуга Мой будет» Ин. 12, 26); "и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я" (Ин. 14, 3).

"Любящих Меня люблю, и прославляющия Мя прославлю", - говорит Господь (см. Притч. 8, 17; 1 Цар. 2, 30). О великой славе святых на небесах свидетельствуют Священное Писание и Предание. Тайновидец Иоанн Богослов видел под небесным жертвенником "души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели", и каждому из них были даны "одежды белые" (Откр. 6, 9). Ему также было показано "великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен и народов и языков", стоявших "пред престолом и пред Агнцем" и взывавших "спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу!" (Откр. 7; 9,10). Небесный истолкователь объяснил Иоанну это видение и преимущества, дарованные Господом тем, которые "пришли от великой скорби и омыли... и убелили одежды свои кровию Агнца". За это, говорил он, то есть за их веру и терпение, с которым они перенесли бедствия и страдания по любви ко Господу Иисусу Христу, они "пребывают ныне пред Престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на Престоле будет обитать в них". Быть пред лицом Бога и служить Ему непрестанно - это самое великое преимущество и совершеннейшее из блаженств. Они познали Бога в славе Его - не гадательно, не через предчувствие, как это возможно на земле, но, как говорит апостол, "лицом к лицу" (1 Кор. 13, 12).

Для нас, живущих на земле и удрученных многими скорбями, непостижимы вполне тайны будущего века. Священное Писание открывает лишь то, что в грядущем Царстве, в которое не войдет "ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи" (Откр. 21, 27), навсегда будет уничтожена власть диавола и истреблены всякий грех, беззаконие и неправда, и все последствия нашего грехопадения: болезни, страдания и смерть. Некогда св. апостол Павел, восхищенный до третьего неба, видел и слышал "неизреченные глаголы", для выражения которых не находил потом слов на языке человеческом (2 Кор. 12, 2-3). Столь велики блага, уготованные Богом в будущем веке любящим Его!

"К вечным благам обращали они взор, - говорит св. Ефрем Сирин в "Слове на почивших о Христе", - к ним стремились, а потому и получили их; спешили, потому и вошли в отечество, в горний брачный чертог; текли, потому и достигли; постились, потому и веселятся; не оставались в нерадении, потому и радуются; умудрились, потому что пренебрегли своей жизнью, отошли от нас, и пошли прекрасным и благоугодным путем своим, отошли, и переселились в страну святую и вечную"[23].

Святые имеют позволение от Бога предстательствовать за мир. Так, св. апостол Иоанн удостоился видеть, как "вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога" (Откр. 8, 4). Церковь содержит бесчисленные свидетельства о том, что святые слышат наши молитвы и имеют от Бога силу помогать нам.

"Святые живут в ином мире, - говорит преподобный Силуан Афонский, - и там Духом Святым видят славу Божию и красоту лица Господня. Но в том же Духе Святом они видят нашу жизнь и наши дела. Они знают наши скорби и слышат наши горячие молитвы. Живя на земле, они научились любви Божией от Духа Святого; а кто имеет любовь на земле, тот с нею переходит в вечную жизнь в Царстве Небесном, где любовь возрастает и будет совершенною. И если здесь любовь не может забыть брата, то тем более святые не забывают нас и молятся за нас... Дух их горит любовью к народу... Дух Святой избрал их молиться за весь мир и даровал им источники слез. Дух Святой Своим избранникам дает столь много любви, что души их, как пламенем, объяты желанием, чтобы все люди спаслись и видели славу Господню" [24].

Путь святых открыт для всех христиан

"Стезя жизни нашей прежде была тяжелее, тернистее, труднее, - говорил блаженный Августин, епископ Иппонийский († 430) в то время, когда сонм святых был несравненно менее многочислен, чем ныне, - но "толиким облежащим нас облаком свидетелей " (см. Евр. 12, 1), прошедших по ней, соделалась ныне она для нас и легче, и глаже, и удобопроходимее. Сперва прошел по ней Сам "Начальник веры и Совершитель" Господь наш Иисус Христос (Евр. 12, 2); за Ним последовали Его неустрашимые апостолы; потом мученики, отроки, жены, девы и мног сонм свидетелей. Кто же действовал в них и помогал им на этом пути? - Тот, Кто сказал: "Без Мене не можете творити ничесоже" (Ин. 15, 5)"[25]. К единому Источнику благодатных сил для всякого христианского подвига возводит мысль верующих и древний акафист Иисусу Сладчайшему (XIII в.): "Иисусе пресладкий, патриархов величание; Иисусе преславный, царей укрепление; Иисусе прелюбимый, пророков исполнение... Иисусе претихий, монахов радосте; Иисусе премилостивый, пресвитеров сладосте; Иисусе премилосердый, постников воздержание; Иисусе пресладостный, преподобных радование..."

 

Опубликовано в кн.: Сборник канонов святым женам. М., "Даниловский благовестник", 2002, с. 280-296.

 


 

[1] Архимандрит Софроний. Старец Силуан. Издательство "Православный пчельник", Фессалоники, 1994, с. 81.

[2] Митрополит Макарий. Православно-догматическое богословие, Спб., 1857, т. 2, с. 412.

[3] Стихира на хвалитех, в субботу на утрени, глас 4.

[4] Канон общий преподобномученице, п. 5.

[5] Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. Слова, т. II: Духовное пробуждение. Салоники, Москва, 2001, с. 250, 246.

[6] Послание св. Игнатия к Римлянам, гл. IV-VI. Цит. по: Ранние отцы Церкви. Антология. Брюссель, 1988, с. 124-125.

[7] Из канонов свв. мученикам.

[8] См.: Мученичество за Христа. Изд. Афонского Русского Пантелеимонова монастыря. М., 1910.

[9] Стихира на хвалитех, в субботу на утрени, глас 4.

[10]Особенно много было мучеников в христианских странах, захваченных магометанами - в Древней Руси в период татарского ига, в Греции под властью турок и др.

[11] Казанский П.С. История православного монашества на Востоке. М., 1854, ч. 1, с. 203.

[12] Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. Указ. изд., с. 251.

[13] Канон прп. Марии Египетской, п. 1.

[14] Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. Указ. изд., с. 250-251.

[15] Из канона прп. Марии Египетской.

[16] Канонизация святых. Издание Московского Патриархата, 1988, с. 14.

[17] См. Священник Иоанн Ковалевский. Юродство во Христе... М., 1902, с. 3-4.

[18] Из канона блаж. Ксении Петербургской.

[19] См.: Новоселов М.А. Письма к друзьям. М., 1994, письмо 10, с. 118.

[20] Деяние Освященного Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о cоборном прославлении новомучеников и исповедников Российских XX века // Журнал Московской Патриархии, 2000, №9, с. 56.

[21] Из тропаря Всем святым.

[22] Служба Всем святым, в земле Российской просиявшим, стихира на стиховне, на вел. вечерне.

[23] Митрополит Макарий. Указ. изд., с. 413.

[24] Архимандрит Софроний. Указ. изд., с. 80-81.

[25] Настольная книга священнослужителя. М., 1979, т. 3, с. 491.

Интернет-журнал "Прихожанин"

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт