Святитель Григорий Палама и византийский исихазм

Во 2-ю Неделю Великого поста Православная Церковь празднует память святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалонитского.

Святитель Григорий ПаламаВизантия, пережившая в XIII веке трагическое пленение крестоносцами, теснимая со всех сторон турецкими завоевателями, ко времени святителя Григория Паламы значительно утратила свое былое могущество и величие. Люди наиболее проницательные предчувствовали неотвратимую беду, императоры обращались за помощью к Риму, но помощи от Запада не получали. Вместе с тем, на фоне неотвратимо надвигавшейся трагедии, Византия переживала духовный и культурный расцвет, проявившийся как в богословии, так и в философии, естествознании, искусстве, который в исторической науке получил специальное наименование - палеологовский, по имени последней правящей византийской династии. Этот духовно-культурный подъем был явлением неоднозначным, внутренне противоречивым, ибо заключал в себе две противоположные тенденции - к возрождению светского эллинизма, с одной стороны, и святоотеческой духовности, с другой.

В это время, а точнее несколько ранее, в византийской церковной среде возник особый интерес к греческой античности, к Платону и Аристотелю, к классической литературе. Представителями этой утонченной культуры являлись т.н. «гуманисты», люди высшего образованного слоя, интеллектуальная элита византийского общества. Византийский гуманизм, или «светский эллинизм», как называл его святитель Григорий Палама (среди его представителей были и представители духовенства, митрополиты), обращавшийся к языческим античным источникам, дал определенный импульс развитию западноевропейского секуляризованного Просвещения.

Этому направлению противостояло возникшее в недрах византийского монашества мощное духовно-аскетическое движение, центром которого стала св. гора Афон. Это движение, обращенное к истокам православной духовности, именуется в церковно-исторической науке святоотеческим, или исихастским, возрождением.

Исихазм (от греч. исихия - священнобезмолвие, уединенный, сосредоточенный духовный покой) - это древняя духовно-аскетическая традиция Православия, восходящая к самым первым векам монашества и сосредоточенная на духовном делании непрестанной умной (Иисусовой) молитвы. Эта традиция переживала в истории периоды расцвета и забвения, возрождения и упадка. Ее возрождение в XIV в. в Византии связано с именами преподобного Григория Синаита († 1346) и его духовных преемников, среди которых особое место занимает святитель Григорий Палама.

 


Начало подвига

Святитель Григорий Палама родился в 1296 году в Константинополе и получил серьезное богословское и философское образование. В 20 лет он оставил мирскую жизнь и принял монашеский постриг в Ватопедском монастыре на Афоне. В афонских монастырях и скитах будущий святитель подвизался более 20 лет. В среде афонских подвижников и в уединении он приобрел тот духовный опыт, который, вместе с незаурядными богословскими и философскими познаниями, позволил ему впоследствии стать  «теоретиком исихии, главой исихастов и первым защитником священнобезмолствующих»[1].

Вынужденный принять участие в догматической борьбе, он против своей воли оставляет в 1339 году созерцательную жизнь. «Только грубое вмешательство со стороны некоторых представителей рационалистического богословия, только профанация сокрытой, созерцательной жизни заставили эту духовную жизнь монастырей и скитов выйти из своего уединения, принудили ее, поставленную перед конфликтом, относящимся к вероучению, искать своего догматического выражения, как богословия мистического опыта», - замечает один из основоположников изучения наследия святителя Григория Паламы выдающийся русский богослов В.Н. Лосский[2].

Наметим вкратце историческую канву возникших в это время в Византии богословских споров[3].

 


[1] Петр (Пиголь), игумен. Преподобный Григорий Синаит и его духовные преемники. М., 1999, с. 77.

[2] Лосский В. Боговидение. Изд. АСТ. М., 2003, с. 438.

[3] Изложено, гл. образом, по кн. прот. Иоанна Мейендорфа «Жизнь и труды свт. Григория Паламы. Введение в изучение». Византинороссика. СПб., 1997.


Спор с Варлаамом. Июньский Собор 1341 г.

Около 1330 года в Константинополь прибыл калабрийский грек Варлаам, «монах и философ». Вскоре Варлаам, автор сочинений по астрономии и логике, приобрел славу и стал важным лицом в Византии. Иоанн Кантакузин, «великий доместик» императора Андроника III, назначил его на преподавательскую должность. Варлаам исповедовал Православие, веру своих отцов, и святитель Григорий признавал за ним «любовь к истинному благочестию». Он, однако, не чужд был честолюбия и «обладал способностью отвращать от себя людское расположение». 

Святитель Григорий вступил в спор с Варлаамом сначала по поводу его анти-латинских произведений, в которых утверждалось, что в силу существенной непознаваемости Бога невозможно доказать верность католического учения об исхождении Св. Духа. Такая позиция приводила к «вероучительному релятивизму», поскольку и православные, с этой точки зрения, не могли ничего определенного утверждать об исхождении Св. Духа. Трактат Варлаама стал известен св. Григорию, который в то время подвизался в скиту Св. Саввы, и тот ответил ему в письме, «преисполненном почтения к калабрийскому философу». В нем св. Григорий, в согласии со святыми отцами, утверждал, что непознаваемый Бог может открываться  Церкви - как в древние времена, так и ныне. В следующих письмах Григорий обличает своего бывшего ученика Григория Акиндина, ставшего посредником в этом споре, в приверженности «светскому эллинизму» и замечает калабрийцу, что достоверное знание о Боге не может быть получено без преображения действием Духа Святого самого человеческого мышления. Переписка со св. Григорием не убедила ни Варлаама, ни Акиндина.

В то же время, познакомившись в Фессалониках  с практикой молитвы, применяемой монахами, Варлаам составил трактаты, осмеивавшие таковую. В них он называл монахов «омфалопсихами» - «людьми, чья душа находится в пупе». В Константинополе не унимавшийся калабрийский философ подал на монахов жалобу патриарху Иоанну Калеке и Синоду, которая была отвергнута. Далее мы встречаем его в Фессалониках и теми же нападками на монахов, на которые на этот раз ему отвечает святой Григорий, призванный сюда своим другом Исидором, впоследствии патриархом. Здесь он пишет первую «Триаду» в защиту священнобезмолствующих.

Вторая «Триада», беспощадно уничтожающая его писания, застает Варлаама в Константинополе, куда он вернулся после безуспешного посольства к папе Бенедикту XII (очевидно, его вероучительный релятивизм оказался для папы столь же неубедительным, как и для византийских исихастов). Калабрийца не останавливают никакие доводы: ни авторитет Паламы, ни древность монашеского предания, связанного с практикой молитвы.

Святой Григорий возвращается на Афон, где под его непосредственным руководством (а согласно мнению некоторых исследователей - им самим) составляется знаменитый «Святогорский Томос», осуждающий идеи Варлаама (хотя и не упоминающий его имени). «Святогорский Томос» был одобрен и подписан самыми авторитетными афонскими монахами. Здесь же, в ответ на прямое обвинение в мессалианской ереси, выдвинутое Варлаамом, святой Григорий пишет свою третью «Триаду», в которой ясно определяет различие между  Божественной сущностью и энергиями, что впоследствии станет предметом непонимания и нападок другого «гуманиста» - Григория Акиндина.

Упорство беспокойного калабрийского философа стало причиной того, что спор его с «учителем безмолвия» св. Григорием вынесен был на церковный Собор, созванный императором Андроником III в июне 1341 г. и завершившийся полной победой православных. Заблуждения Варлаама относительно природы фаворского света и практики Иисусовой молитвы были отвергнуты, окружное послание, обнародованное патриархом Иоанном, осудило «то, что Варлаам говорил против священнобезмолствующих». Сам калабрийский философ на Соборе вынужден был признать свою неправоту, однако на деле он остался при своих прежних убеждениях. Вскоре затем он уехал в Италию, где в конце концов стал униатским греческим епископом.

 


Св. Григорий Палама и Григорий Акиндин

Расхождения между новым противником Григория Паламы, бывшим его другом и учеником, по мысли прот. Иоанна Мейендорфа, состояло в их разном отношении к святоотеческому преданию, которое святой Григорий воспринимал деятельно и творчески, стремясь приобщиться к живому опыту св. отцов, тогда как Акиндин заботился лишь о букве предания. Последний вид «охранительства» «вполне устраивал византийских гуманистов, ибо позволял им предаваться «светской мудрости», оставаясь формально верными Православию и избегая живой встречи с истиной христианства»[4]. Созванный спустя два месяца после первого, уже в отсутствие императора, скончавшегося вскоре после первого Собора (его место теперь фактически занимал «великий доместик» Иоанн Кантакузен), второй Собор осудил лжемудрствования Акиндина, не называя однако его имени.

В связи с начавшимися после смерти императора Андроника III осложнениями в политической жизни Византии, богословские вопросы на несколько лет отошли на второй план. Патриарх Иоанн Калека принял деятельное участие в государственном перевороте, противником которого был св. Григорий,  и дальнейшие преследования главы исихастов носят чисто политический характер. За это время святой подвергся аресту, пользовался правом убежища в храме св. Софии, в течение 4-х лет находился в заключении в дворцовой тюрьме, где, впрочем, не бездействовал; в частности, здесь он составил семь трактатов против Акиндина.

В начале 1347 года патриарх Иоанн Калека, один из главных зачинщиков смуты, был низвержен, между двумя партиями, раздиравшими остатки Империи, водворился мир - не без участия св. Григория, который изначально к этому стремился. Тотчас, начиная с февраля 1347 года, были созваны один за другим три Собора, утвердившие учение св. Григория Паламы. Формулировки богословия св. Григория Паламы были прибавлены к исповеданию веры, которое произносится епископами при рукоположении. Патриархом был избран единомышленник св. Григория святитель Исидор Вухарис, а сам св. Григорий был поставлен епископом Фессалоникийским.

 


[4] Мейендорф И., протопресвитер. Жизнь и труды свт. Григория Паламы, с. 71.


Полемика с Никифором Григорой. Соборы 1351 г.

Однако богословские споры на этом не закончились. На этот раз противником св. Григория выступил Никифор Григора, известный церковный историк и ученый-гуманист. Новый собор стал неизбежным, и он был созван императором Иоанном Кантакузеном и патриархом св. Каллистом в мае 1351 г. Этот Собор был наиболее представительным и торжественным, чем все предыдущие Соборы XIV в. В результате четырех его заседаний православное учение нашло свое новой подтверждение, а нераскаявшиеся противники его были низложены. Собранный спустя небольшой промежуток времени еще один Собор подробно рассмотрел вопросы, связанные с введенным святым Григорием различением сущности и энергии в Боге и решил их в полном согласии с богословием защитника исихазма. Суть его такова: существует различие между сущностью и энергией, причем обе нетварны; это различие не приводит к сложности в Боге: обе принадлежат единому Живому Богу; термин «обожение» несомненно прилагается отцами Церкви к энергии; Божественная же сущность непостижима (непричаствуема)[5]. В заключение император подвел итог прениям: архиепископ Фессаллоникийский совершенно православен, а его учение полностью соответствует святоотеческому преданию. Последним официальным актом, которым Православная Церковь канонизировала учение святителя Григория Паламы, было его помещение в Синодик Православия.

 


[5] Там же, с. 137.


Последние годы жизни и прославление. Значение богословия святителя Григория Паламы

Следующие 12 лет, прошедших не без осложнений (в частности, упомянем его годичное пребывание в турецком плену), святитель Григорий посвятил пастырской деятельности, непрестанно проповедуя Слово Божие и продолжая свой спор (главным образом, письменно) с неунимавшимся Никифором Григорой. 14 ноября 1359 года он скончался и спустя 9 лет был официально канонизирован. Патриарх Филофей, ученик Григория Паламы, и Синод заботливо назначили святителю избранное место среди литургически почитаемых святых - второе воскресенье Великого Поста, как бы в продолжение Недели Православия.

Учение Григория Паламы о нетварном свете и Божественных энергиях, возникшее как ответ на попытки оспорить древнюю аскетическую традицию в духе зарождающегося светского гуманизма, стало окончательным выражением богословской основы православной духовности. Именно поэтому значение и учительный авторитет Соборов 1341-1351 гг. для всей Православной Церкви не уступают авторитету и значению Соборов Вселенских. Значение поставленных вопросов и ответов на них Паламы в духе святоотеческого предания огромно не только в вероучительном плане, но и в плане сотериологическом - они имеют самое непосредственное отношение к спасению каждого человека. В споре «паламитов» с «антипаламитами» речь шла о природе обоживающей нас благодати. «Сюда входят все вопросы, относящиеся к возможности нашего действительного приобщения Богу: вопрос нашего реального, а не только «метафорического» обожения, нашего богопознания, возможности нашего мистического опыта и, наконец, вопрос видения Бога. В сущности, спор шел о возможности реального общения с Богом, иначе говоря, о природе благодати»[6]. «Святитель Григорий Палама, - замечает епископ Василий (Кривошеин), - своим учением о нетварном свете и божественных энергиях заложил в основу православного вероучения незыблемое основание, на котором только можно утверждать действительность общения человека с Богом и реальность его обожения, не впадая при этом в пантеистическое смешение, что было бы неизбежным без различения сущности и энергий»[7].

Утверждение паламизма на Соборах XIV века имело также  решающее значение в последующей трагической истории Византийской Церкви. Торжество «паламитского» богословия в XIV веке заложило ту твердую православную основу, на которой смогла устоять Восточная Церковь в предстоящей политической катастрофе (падение Константинополя спустя 100 лет, в 1452 г.), и в дальнейшем  не поддаться ни соблазну унии с Римом, ни влияниям западного Просвещения.

 


 

[6] Лосский В. Боговидение, с. 438.

[7] Василий (Кривошеин), монах. Аскетическое и богословское учение св. Григория Паламы // Альфа и Омега. №3(6), М., 1995 с. 77-82.


Дальнейшие пути исихастской традиции и распространение ее в России

Святитель Григорий, как уже упоминалось, был духовным наставником патриархов-исихастов Исидора - известного церковного песнотворца, св. Каллиста I (память 20 июня) - автора духовно-аскетических творений, св. Филофея Коккина. Последний, инициатор прославления св. Григория, составил ему богослужебное последование и написал «Похвальное слово».

Идеологическое направление, заданное патриархами-исихастами, в XIV веке оказало решающее влияние на Русь. Особенную роль в распространении исихазма на Руси сыграл патриарх Филофей. Известны его грамоты к русским князьям и митрополиту Киевскому и всея Руси Алексию[8]. Митрополит Алексий в 1356 году ездил в Константинополь, где общался с патриархами-исихастами Каллистом и Филофеем. Патриарх Филофей, согласно житию святителя Алексия, дал ему право считаться архиепископом Киева и великой России с титулом «всечестнаго митрополита и экзарха». Расцвет созерцательного монашества на Руси в XIV-XV вв., несомненно, связан с исихастским возрождением в Византии и победой паламизма на соборах  XIV века. Из жития преподобного Сергия известно, что патриарх Филофей проявлял живую заинтересованность в устроении русского монашества. Он передал русскому игумену свое благословение и грамоту, которой утверждались новые порядки пустынного общинножития, введенные в Свято-Троицкой обители.

Новое исихастское возрождение на территориях погибшей под натиском турок Византии  возникло в XVIII в. и связано с т.н. движением «колливадов». Тесно лично и идейно связанный с ним преп. Никодим Святогорец подготовил к изданию сочинения свт. Григории Паламы (которые тогда так и не дошли до печати); он был соработником свт. Макария Коринфского в подготовке к выпуску в свет знаменитого сборника аскетических текстов «Филокалии» («Добротолюбия»)[9], вскоре переведенного на русский язык и сыгравшего значительную роль в монашеском возрождении в России XIX в. На основаниях, уясненных и утвержденных святителем Григорием Паламой, зиждется и современное православное монашество, питающееся от древних святоотеческих источников. Живая причастность таковым - залог того, что до скончания века не иссякнет его сила и сохранится, по слову святителя Игнатия (Брянчанинова), хотя и «как величайшая редкость», «какой-либо остаток» благочестия святых подвижников.

 


[8] Исихазм. Аннотированная библиография / Под общей редакцией С.С. Хоружего. Издательский Совет Русской Православной  Церкви. М., 2004, с. 421.

[9] Там же, с. 503.

Интернет-журнал "Прихожанин"

  • «…Писано рукою грешнаго инока Ферапонта»

    В Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева проходит уникальная выставка, посвященная памятнику древнерусской книжности – списку «Лествицы» преподобного Иоанна Синайского

  • Христианский подвиг – средство приближения к Богу

    Из слова Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти прпп. Зосимы, Савватия и Германа Соловецких после Литургии в Соловецком монастыре

  • Когда начинается жизнь человека?

    Июльская встреча в Голубой гостиной Библиотеки искусств им. А.П. Боголюбова в рамках проекта «Боголюбовские вечера: литературно-духовные собрания» была посвящена теме начала жизни человека

  • Успенский пост

    1/14 августа по церковному календарю начинается Успенский пост. Пост продлится ровно две недели и закончится 27 августа, в канун праздника Успения Пресвятой Богородицы.

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт