Святитель Григорий Палама и византийский исихазм

Спор с Варлаамом. Июньский Собор 1341 г.

Около 1330 года в Константинополь прибыл калабрийский грек Варлаам, «монах и философ». Вскоре Варлаам, автор сочинений по астрономии и логике, приобрел славу и стал важным лицом в Византии. Иоанн Кантакузин, «великий доместик» императора Андроника III, назначил его на преподавательскую должность. Варлаам исповедовал Православие, веру своих отцов, и святитель Григорий признавал за ним «любовь к истинному благочестию». Он, однако, не чужд был честолюбия и «обладал способностью отвращать от себя людское расположение». 

Святитель Григорий вступил в спор с Варлаамом сначала по поводу его анти-латинских произведений, в которых утверждалось, что в силу существенной непознаваемости Бога невозможно доказать верность католического учения об исхождении Св. Духа. Такая позиция приводила к «вероучительному релятивизму», поскольку и православные, с этой точки зрения, не могли ничего определенного утверждать об исхождении Св. Духа. Трактат Варлаама стал известен св. Григорию, который в то время подвизался в скиту Св. Саввы, и тот ответил ему в письме, «преисполненном почтения к калабрийскому философу». В нем св. Григорий, в согласии со святыми отцами, утверждал, что непознаваемый Бог может открываться  Церкви - как в древние времена, так и ныне. В следующих письмах Григорий обличает своего бывшего ученика Григория Акиндина, ставшего посредником в этом споре, в приверженности «светскому эллинизму» и замечает калабрийцу, что достоверное знание о Боге не может быть получено без преображения действием Духа Святого самого человеческого мышления. Переписка со св. Григорием не убедила ни Варлаама, ни Акиндина.

В то же время, познакомившись в Фессалониках  с практикой молитвы, применяемой монахами, Варлаам составил трактаты, осмеивавшие таковую. В них он называл монахов «омфалопсихами» - «людьми, чья душа находится в пупе». В Константинополе не унимавшийся калабрийский философ подал на монахов жалобу патриарху Иоанну Калеке и Синоду, которая была отвергнута. Далее мы встречаем его в Фессалониках и теми же нападками на монахов, на которые на этот раз ему отвечает святой Григорий, призванный сюда своим другом Исидором, впоследствии патриархом. Здесь он пишет первую «Триаду» в защиту священнобезмолствующих.

Вторая «Триада», беспощадно уничтожающая его писания, застает Варлаама в Константинополе, куда он вернулся после безуспешного посольства к папе Бенедикту XII (очевидно, его вероучительный релятивизм оказался для папы столь же неубедительным, как и для византийских исихастов). Калабрийца не останавливают никакие доводы: ни авторитет Паламы, ни древность монашеского предания, связанного с практикой молитвы.

Святой Григорий возвращается на Афон, где под его непосредственным руководством (а согласно мнению некоторых исследователей - им самим) составляется знаменитый «Святогорский Томос», осуждающий идеи Варлаама (хотя и не упоминающий его имени). «Святогорский Томос» был одобрен и подписан самыми авторитетными афонскими монахами. Здесь же, в ответ на прямое обвинение в мессалианской ереси, выдвинутое Варлаамом, святой Григорий пишет свою третью «Триаду», в которой ясно определяет различие между  Божественной сущностью и энергиями, что впоследствии станет предметом непонимания и нападок другого «гуманиста» - Григория Акиндина.

Упорство беспокойного калабрийского философа стало причиной того, что спор его с «учителем безмолвия» св. Григорием вынесен был на церковный Собор, созванный императором Андроником III в июне 1341 г. и завершившийся полной победой православных. Заблуждения Варлаама относительно природы фаворского света и практики Иисусовой молитвы были отвергнуты, окружное послание, обнародованное патриархом Иоанном, осудило «то, что Варлаам говорил против священнобезмолствующих». Сам калабрийский философ на Соборе вынужден был признать свою неправоту, однако на деле он остался при своих прежних убеждениях. Вскоре затем он уехал в Италию, где в конце концов стал униатским греческим епископом.

 

Интернет-журнал "Прихожанин"

  • «Наступила новая эпоха в истории русского монашества на Афоне»

    Слово Святейшего Патриарха Кирилла в Неделю 7-ю по Пасхе после Литургии на московском подворье Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря

  • Он лечил и тело, и душу

    В эти майские дни верующие имеют возможность в московских храмах поклониться мощам святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского. Они привезены в столицу по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла из Свято-Троицкого женского монастыря города Симферополя и до 22 мая будут находиться в храме Живоначальной Троицы в Останкине. «Прихожанин» решил напомнить своим читателем некоторые моменты из жизни исповедника веры, священника, ученого и врача.

  • Насельники Свято-Преображенского скита представили вниманию читателей новую книгу

    В Москве прошла презентация подготовленной к изданию двумя монастырями книги «Канон Пасхи: истоки и толкование»

  • Мирликийский Чудотворец

    Так сложилось (не по случаю, а по Промыслу), что о самых любимых святых мы меньше всего знаем. Речь идет о Божией Матери и о святом Николае.

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт