Евгений Вульгарис, Никифор Феотокис, Феодор Ушаков: их время, деяния, соединение в веках

Доклад  Валерия Николаевича Ганичева, председателя Союза писателей России, заместителя председателя Всемирного русского народного Собора, доктора исторических наук, на конференции, посвященной жизни и деятельности архиепископов Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса (о.Корфу, 27 июня 2006 года).

 

Вторая половина XVIII века. Оттоманская Турция не собирается отказываться от своих фактически колониальных владений. Православная Греция в цепях ига, и непонятно ещё когда она их сбросит. Часть Греции в руках богатой и жесткой Венеции. Это Ионические острова. Да, там нет деспотического восточного правления. Но греческим трудовым народом там правят венецианские аристократы. Греческий язык не в ходу, все дела вершатся на итальянском. Нет и православного епископства, хотя греки - народ православный.

Но сохранились православные храмы и монастыри. Они были источниками духовного просвещения народа. В одном из храмов на Корфу принял монашество граф Николай Феотокис, получивший монашеское имя Никифор (в честь святителя Никифора Константинопольского, патриарха с 828 г.)[1]. С 1753 г. он иеромонах[2]. С 1757 по 1765 гг. преподает риторику, математику, физику, астрономию в устроенной им на свои средства гимназии. Ибо и сам он имел прекрасное образование - обучался на Корфу и в Италии греческому, латинскому, французскому, итальянскому языкам, словесности, риторике, философии, богословию. В Итальянских университетах он изучал также физику, математику, астрономию. На его проповеди, произносимые в храме Иоанна Предтечи, приходит множество людей. Поэтому не удивительно, что иеромонаха Никифора пригласил для обучения своих детей молдавский Господарь Григорий Гика: сначала в Константинополь, потом в Яссы.

Молдавия, хотя и входила в состав Османской империи, была связана с православной Россией многими церковными и культурными нитями. Достаточно назвать выдающегося дипломата, учёного, поэта Антиоха Кантемира, в немалой степени повлиявшего на создание культурно-духовного моста между Россией и этой частью Турецкой империи.

Из Молдавии в 1776 г. Никифор уехал в Россию по приглашению своего соотечественника архиепископа Славенского и Херсонского Евгения Вульгариса.

После первой русско-турецкой войны при императрице Екатерине (1768-1874) южные земли Руси снова возвращались в своё славянское лоно, создавались новые города: Херсон, Александровск (впоследствии Запорожье), Мариуполь, Новоалександровская слобода (Мелитополь), Екатеринослав. Екатерина II и её стратегический помощник князь Потёмкин проводит политику заселения этих земель. Переселяются целые крепостные деревни из Центральной России, на этих землях в качестве крестьян‑хозяев работают казаки, поселяются однодворцы, отставные солдаты.

Большая роль отводилась Екатериной и Потёмкиным переселенцам из стран, находящихся под турецкоим мусульманским господством и под властью Австро-Венгрии с её недоверием к славянству и православию. И поехали, получая свободные земли и налоговые льготы, становясь жителями Российской империи, - сербы, болгары, греки, арнауты (православные албанцы), хорваты, молдаване, русины. Рядом с ними шли обозы рачительных хозяев немцев-переселенцев, приглашённых Екатериной, с небогатой, но полезной сельхозутварью.

Императорская власть заботилась о духовном окормлении поселенцев. Была организована Славенская и Херсонская епархия, во главе которой был поставлен Евгений Вульгарис.

Евгений (названный при рождении Елевферием, т. е., свободным) так же, как и Никифора, родился на Корфу. На родине он получил образование «строгое» (по словам Струдзы) и в1739 г. принял монашество с именем Евгения. Затем продолжил образование в Венеции, изучив латинский, итальянский, французский, еврейский языки, математические, философские и другие науки. Одновременно в Венеции он проповедовал в православном храме. Затем - ректорство в духовном училище на Афоне и в патриаршем училище в Константинополе. И наконец - Лейпциг, где Евгений спокойно и успешно, как простой студент, стал изучать философию Запада. Знания и труды поставили Вульгариса в ряд виднейших богословов и учёных в Европе. Слухи о нем достигли Екатерины II. Удостоверясь у Фридриха Великого, она обратилась к Евгению (через егермейстера Нарышкина) с просьбой перевести «Наказ комиссии о ... проекте нового уложения» с французского на новогреческий язык. Императрица считала, что на этом языке «наказ» будет звучать торжественнее и убедительнее. Евгений исполнил эту просьбу и, посвятив перевод августейшей писательнице, заявил своё желание быть подданным императрицы. В 1771 г. с «удовлетворением от его труда» Евгений был приглашён в Петербург и назначен библиотекарем императрицы. Приступив к работе, он занимается переводами, создаёт ряд поэтических произведений.

Как мы сказали, по Кучук-Кайнарджийскому миру (1774 г.) России отошли все земли между Бугом и Днестром, который влились в Новороссийскую губернию, главным начальником которой был назначен генерал-поручик Г.А. Потёмкин. Губернию он разделил на две - Азовскую и Новороссийскую, в которых предложил образовать одну новую Российскую православную епархию. Императрица согласилась и предложила своему библиотекарю Евгению управление новой епархией. Евгений вначале отказывался от епископства «в стране ему незнакомой» но «монаршья воля» была непреклонна. 1 октября 1775 г. он был рукоположен в архиепископа - «яко муж высотою разума, благочестием и всеми добродетелями отлично одарённый». Тем же указом императрицы была учреждена епархия с наименованием Славенской и Херсонской: «Оным наречением сим возобновляем мы те знаменитейшие названия, которые от глубокой древности сохраняет Российская Империя, что наш народ есть многоплеменный и сущая отрасль древних славян и что Херсон был источником Христианства для России, где по восприятию князем Владимиром крещения свет благодатной Веры... насаждён в Россию».

Отъезд преосвященного Евгения состоялся не сразу, а лишь 5 октября 1776 года. Первым местом его пребывания стал Полтавский Крестовоздвиженский монастырь, ибо Херсон еще только строился, а Славянск был лишь в проекте (он так и не был построен). С помощью своего русского администратора архимандрита Феоктиста Мочульского архиепископ учредил Славенскую духовную консисторию и новые «повытья» (Славянское, Азовское, Полтавское и Елизаветградское). Началось возведение церквей, открылось епархиальное училище. Дел было немало, но возраст и пошатнувшееся здоровье тяготили владыку. В 1778 году он подал прошение «удалиться на покой». Императрица согласилась, определив ему солидную пенсию и отпустила с условием, чтобы он сам избрал себе «достойнейшего преемника». Евгений указал на «мужа достойного» Никифора Феотокиса, который был уже в то время его ближайшим помощником по управлению епархией. Священный Синод в своём указе об утверждении Никифора отметил, что тот, «как всюду известно, довольно учёный, и не только греческий, но и другие языки знающий, и в высказывании проповеди немало упражнялся». 6 августа 1779 г. Никифор был посвящён в сан архиепископа Славянского и Херсонского.

В Херсоне пересеклись пути двух греческих архиепископов и русского флотоводца Феодора Ушакова. Именно тут, в Херсоне, в слободе Голая пристань развернулось строительство русского Черноморского флота. Возможно, они вместе боролись с жестокой чумой, поразившей в это время Херсон. Архиепископ Никифор, возможно, освящал спускаемые на воду корабли. Ф. Ушаков, принимая участие в строительстве и оснащении флота, стал командиром 66-пушечного линейного корабля «Святой Павел». Именно здесь, в Херсоне, он был произведён в капитаны I ранга и получил свой первый орден святого Владимира IV степени.

Можно представить такую картину: капитан Ушаков усердно молится на службе, которую правит в Херсонском храме архиепископ Никифор, а затем они вместе с архиепископом Евгением, жившим в то время на покое в Херсоне, за чаем беседуют о судьбах России и Греции, о Средиземноморье, волны которого несколько лет назад бороздил Ушаков, о дальних Ионических островах, которые через 25 лет предстоит освободить Фёдору Ушакову, сделав их первой свободной греческой территорией - государством-предшественником освободившейся от турецкого гнёта Греции.

Все трое покинули Херсон почти одновременно. Ушаков в августе 1785 г. на «Святом Павле» прибыл в Севастополь, где впоследствии стал командующим Черноморского флота. Архиепископ Никифор высочайшим повелением в ноябре 1786 г. был переведен в Астрахань. А Евгений в 1787 году по приглашению императрицы снова переехал в Петербург.

После шестилетних трудов по управлению Астраханской епархией архиепископ Никифор был уволен на покой и назначен настоятелем московского Данилова монастыря. Здесь он неустанно трудился, занимаясь учёными трудами, окормлением младшей братии, здесь и упокоился 31 мая 1800 г.

Его старший покровитель Евгений Вульгарис, живя на покое, поразил всех обилием литературных трудов. В 1781 году, живя в Херсоне, он написал на латыни очень важное сочинение «Историческое изыскание о времени крещения российской княгини Ольги», переведённое затем на русский язык и изданное в 1785 году в Петербурге. По поручению Екатерины он написал трактат «О наилучшем и пристойнейшем воспитании великих князей Александра и Константина» (который был поднесен государыне в 1793 г.). В Петербурге он закончил перевод Вергилия в гекзаметр («обращал Вергилия в Гомера»). Перевод был роскошно издан Академией наук. Архиепископ сочинял, переводил, издавал труды по богословию, философии, математике, поэзии, истории, педагогике, филологии, которые издавались в Санкт-Петербурге, Москве, Вене, Лейпциге. Он писал на новогреческом языке, которым владели в то время многие образованные русские люди. Особенно же заботился о своих соотечественниках. Умер архиепископ Евгений в 1806 г. и был похоронен в Александро-Невской Лавре.

Тем временем другой духовный подвижник, современник двух великих греческих просветителей и российских архипастырей адмирал Феодор Ушаков освобождал их Родину, Ионические острова. Вместе с земляками и родственниками архиепископа Евгения Вульгариса он помог восстановить там православное епископство, армию, ввести в полные права греческий язык.

Известно, что греческое ополчение, помогавшее Ушакову, возглавлял Н. Вульгарис. В книге Августы Станиславской «Политическая деятельность Ф. Ф. Ушакова в Греции. 1798‑1800 гг.» (М., Наука, 1982 г.) несколько раз отмечалась роль Н. Вульгариса в совместной операции. Так, она пишет: «В 20‑х числах октября (по старому стилю) на Корфу было получено обращение союзного командования (Ушакова и Кодырбея) и послание патриарха Григория V. Его доставил одному из наиболее видных сторонников России на Корфу графу Н. Булгарису [Вульгарису - Ред.] житель Китиры, священник Дормарос. Началось восстание жителей Мандуккио и Кастрадиса». «Известно, что 15 (28) февраля по флоту поступил приказ об атаке о. Видо. Среди частей, предназначенных для действий на сухопутном фронте числилось и ополчение Корфу под командованием Булгариса. Одному из отрядов Ушаков предназначил атаковать крепость со стороны Мандуккио, другому - со стороны Горицы, пообещав совместное действие с русскими частями, пустив их впереди».

Ф. Ушаков поддерживал кандидатуру на кафедру митрополита о. Корфу Н. Вульгариса. Нобилитет этому противился. «В октябре 1799 г. Булгарис был избран, однако Константинопольский патриарх не утвердил его. Нобили, в противовес Булгарису, выдвинули другую кандидатуру. Общественное мнение было против кандидатуры Нобилей. Поддержка России духовенством произвела на жителей своё действие. К тому же они знали, что здесь имеются сложившиеся связи: в России находились уроженцы Корфу Е. Булгарис и Н. Феотокис, виднейшие деятели греческого духовного просвещения, которые пользовались в Греции большой известностью»[3].

Великий адмирал святой праведный Феодор Ушаков принёс свободу на острова, где родились и проповедовали два выдающихся архипастыря. Ушаков ходил в храмы, где они молились и проповедовали. На Керкире в том храме, где служил в молодости Никифор Феотокис, Феодор Ушаков вместе со своими моряками не раз молились за богослужением. Тут же была отслужена панихида по славному его помощнику капитан-лейтенанту Савицкому, прах которого, очерченный морской цепью, покоится в самом храме.

Во время Ушаковских дней на Керкире в октябре 2005 г. губернатор (префект) Керкиры сказал у памятника адмиралу Ушакову: «Сегодня мы молимся двум великим прославленным святым - великому греку, святому Спиридону Тримифунтскому и великому русскому святому праведному Фёдору Ушакову, воину непобедимому».

Мы можем сказать, что в нашей памяти восстанавливается всё больше и больше имён тех, кто связывал нитями, узами духовной дружбы народы Греции и России, кто служил православию.

Феодор Ушаков, Евгений Вульгарис, Никифор Феотокис, Каподистрия, связанные историческим ожерельем Керкиры, как и многие другие имена, достойны нашей высокой памяти. Честь им, хвала и вечная память.


[1] Николай Феотокис был пострижен в монашество и рукоположен в сан иеродиакона 17 сентября 1748 года в церкви святых апостолов Иасона и Сосипатра на Корфу. - Прим. ред.

[2] В сан иеромонаха Никифор был возведен  11 апреля 1753 года в Богородичном храме на Корфу. - Прим. ред.

[3] Об этом писали греческие историки Димарас, Демос, русские - Дмитриевский «Взор на нынешнее состояние Греции», М., 1806, с. 40; митрополит Евг. Болховитинов. Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви СПб 1818‑1821 с. 150‑172; Струдза А. С. «Евгений Булгарис и Никифор Теотокис, предтечи умственного и политического пробуждения Греции», М., 1844, с. 232‑233; Священник Николай Новодчиков, «Евгений Булгарис, архиепископ Славенский и Херсонский», Одесса, 1875 и др.

Интернет-журнал "Прихожанин"

Еще по теме

Рассылка новостей

Каталог Православное Христианство.Ру  
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт