Молитесь Богу безотменно

 

Претерпевшая до конца

Схимонахиня Ермогена  

Попытаемся на основании имеющихся документов, публикаций и устных свидетельств очертить жизненный путь монахини Ермогены.

Монахиня Ермогена (Александра Ипатьевна Каретникова) родилась 29 октября 1889 г. в городе Оренбурге[1]. Отец ее, Ипатий Антонович Каретников, был офицером Оренбургского казачьего войска. В 1905 году он состоял в чине подполковника[2].

В том же 1905 году семья, очевидно, переехала в Казань, так как подполковник И.А. Каретников упоминается в числе служащих военного министерства Казанской губернии (помощник уездного воинского начальника)[3]. В 1909 году он, в том же чине, состоял воинским начальником в г. Царевококшайске[4]. Дальнейших сведений о нем мы не имеем.

В следственном деле 1937 г. указано, что Александра Ипатьевна была двоюродной сестрой архиепископа Феодора (Поздеевского)[5]. Однако эти данные недостоверны, скорее всего, она лишь называлась двоюродной сестрой для того, чтобы беспрепятственно сопровождать Владыку в изгнании и помогать ему[6]. Там же сообщается, что до революции Александра Ипатьевна жила «на иждивении родителей», после революции – «на иждивении двоюродного брата Феодора Поздеевского».

Нам неизвестно, когда и при каких обстоятельствах м. Ермогена познакомилась с архиепископом Феодором (Поздеевским), с которым впоследствии Господь судил ей разделить многие скорби и испытания. Пребывание семьи Каретниковых в Казани в 1905–1909 гг. дает возможность предположить, что Александра Ипатьевна была знакома с  настоятелем Седмиезерной пустыни схиархимандритом Гавриилом (Зыряновым). Старец находился в Седмиезерной пустыни с 1883 по 1908 год, и с конца 1890-х годов был известным духовником. Изгнанный из своей обители в 1908 г., схиархимандрит Гавриил поселился в Спасо-Елеазаровой пустыни Псковской губернии. Архиепископ Феодор (Поздеевский) был близок старцу, возможно, пользовался его окормлением, а архимандрит Симеон (Холмогоров), друг и сотаинник Владыки Феодора, жил при о. Гаврииле в Спасо-Елеазаровой пустыни до самой его кончины (24 сентября 1915 г.), а впоследствии составил его подробное жизнеописание[7].

Из воспоминаний о матушке создается образ женщины, принадлежавшей к высшему кругу, хорошо образованной. Ей было свойственно благородство и внутренняя культура, выражавшаяся, в частности, в скромности и добром, внимательном обхождении с людьми. «Была она очень любвеобильна, жалела людей, во всем любила порядок, чистоту», — вспоминал Михаил Петрович Карелин[8].

В Меленках, где матушка провела последние годы, мы услышали о ее знакомстве с «Машей Царёвой» – Великой княжной Марией Николаевной. Однако это представляется маловероятным: между м. Ермогеной и Марией Николаевной значительная разница в возрасте и трудно предположить, как и где могла произойти их встреча. Более вероятным представляется знакомство матушки с Великой княгиней Марией Павловной (1890-1958), дочерью младшего сына императора Александра II Павла Александровича, двоюродной сестрой императора Николая II. В годы первой мировой войны она была сестрой милосердия в своем лазарете в Пскове, где в то время, после смерти старца Гавриила, на подворье Спасо-Елеазаровой пустыни, находился о. Симеон (Холмогоров). В своих воспоминаниях Мария Павловна рассказывает о частых встречах с о. Симеоном (которого называет его мирским именем – Михаил)[9]. Возможно, здесь с ней познакомилась и м. Ермогена. А может быть, упомянутое знакомство – и вовсе лишь легенда…

Легендарны, скорее всего, и сведения о том, что матушка окончила Смольный институт[10].

Неизвестно, где и когда она приняла монашеский постриг, была ли в монастыре (возможно, она была и в схиме, но достоверно нам это неизвестно). Замечателен ее ответ на вопрос: «А как вы попали в монашки?» (если верить воспоминаниям): – «По воле судьбы». В Меленки к матушке приезжали знакомые из Москвы и Ленинграда, которых местные жители считали ее послушницами еще с дореволюционных времен. А среди даниловских прихожан считалось, что постриг произошел в храме Христа Спасителя (вероятнее всего, до захвата его обновленцами в 1922-23 гг.). М.П. Карелин говорил, что м. Ермогена была близко знакома с Владыкой Феодором и о. Симеоном еще с Данилова и что «она была присное чадо Владыки, можно сказать, что она выросла духовно на руках Владыки и о. Симеона»[11]. А если она была знакома с архиепископом Феодором и о. Симеоном еще с Данилова, то знакомство это произошло ранее декабря 1924 года, когда Владыка был арестован и уже больше не возвращался в родную обитель. Очевидно, с этого времени м. Ермогена стала сопровождать его в ссылках и вынужденных странствиях и помогать ему. Это подтверждается и данными упомянутого следственного дела. На вопрос «как давно Вы проживаете с Федором Поздеевским» следует ответ: «находясь на иждивении, в виду болезни, с 1924 г.»[12] (думаем, это подлинный ответ матушки).

10 декабря 1924 г. архиепископ Феодор был в очередной раз арестован и 19 июня 1925 г. осужден на высылку на 3 года в Киргизский край, г. Аулие-Ата (г. Джамбул, Казахстан). С ним поехала и м. Ермогена.

4 ноября 1927 года, по окончании срока, Владыка получил «минус шесть». С 1928 г. он живет на поселении сначала в г. Тургае (Казахстан), затем в г. Орске Оренбургской губернии. Можно предположить, что г. Тургай, а затем Орск были выбраны как места, знакомые м. Ермогене с детства, где, возможно, проживали ее родственники[13] и можно было иметь какое-то пристанище…

В конце 1930 г. архиепископ Феодор поселился в г. Владимире вместе с отцом Симеоном. 

М.П. Карелин, в то время келейник о. Симеона, вспоминает, что первое время жили они у священника о. Владимира, а потом нашли квартиру в частном доме в Комароковском переулке, у Татьяны Григорьевны Ландышевой-Черепановой, недалеко от храма Иоанна Богослова. Это был особнячок с садиком. Михаил Петрович замечает, что матушка была болезненной, с заболеванием легких, и всегда очень оберегала Владыку[14].

Владыка жил во Владимире тайно, местонахождение его знали лишь немногие из даниловской братии и прихожан. Приезжать в Москву было крайне опасно, но все же очень редко Владыка здесь тайно бывал. Спустя 4 месяца он вновь был арестован и  отправлен на 3 года в Свир-Лаг. Туда, в Лодейное Поле, ездила даниловская прихожанка Прасковья Емельяновна Мачкина. Она вспоминала, что м. Ермогена снимала там квартиру и приносила Владыке в лагерь еду.

Архиепископ Феодор был освобожден досрочно по амнистии 20 мая 1932 года. Полгода Владыка и с ним м. Ермогена тайно жили в доме родителей Прасковьи Емельяновны Матроны Флоровны и Емельяна Михайловича в деревне Вослинки, в двадцати километрах от Каширы. Однако после доноса председателя колхоза им пришлось опять уехать во Владимир[15].

Сохранившиеся скудные свидетельства об этом (последнем) пребывании во Владимире архиепископа Феодора и разделявших его изгнание людей рисуют черты их простого монашеского уклада, в то время нелегального, недозволенного[16]...

Осенью 1933 г. архиепископ Феодор переехал в г. Зарайск, где он был вскоре вновь арестован. Опять – ссылка, на 5 лет ссылки в Северный край. До июня 1935 г. Владыка находился в г. Архангельске, затем был переведен в г. Усть-Сысольск (Сыктывкар), где жил на свободном поселении в пригородном селе Тентюкове вместе с м. Ермогеной и келейником архимандрита Симеона иеродиаконом Ананией (Алексеевым). О. Анания только что вернулся из северной ссылки, и о. Симеон специально прислал его в Усть-Сысольск для помощи Владыке. Жили они в доме, снимаемом м. Ермогеной. О. Анания устроился истопником в городскую поликлинику. Жили замкнуто, уклоняясь от общения с другими ссыльными. В церковь не ходили, богослужения совершались дома. Редко приезжали некоторые из братии и прихожан уже несколько лет как закрытого Данилова монастыря.

4 марта 1937 г. архиепископ Феодор, иеродиакон Анания и м. Ермогена были арестованы у себя дома и перевезены в Ивановскую тюрьму.

  М. Ермогена была осуждена по «делу иноческого братства князя Даниила» на 10 лет ИТЛ. Архиепископ Феодор, как и большинство братии, был приговорен к расстрелу.

Из Юрьевецких лагерей (Ивановская область) м. Ермогена была освобождена досрочно 31 января 1943 года. Где была она после освобождения из лагеря, нам неизвестно. В воспоминаниях даниловских прихожан упоминается, что у архимандрита Тихона (Баляева), близкого ученика архиепископа Феодора и последнего до закрытия наместника Даниловского монастыря, была келейница Каретникова. После войны о. Тихон жил в Харькове в затворе при женской монашеской общине, там он скончался 11 июля 1952 года. Может быть, это и была м. Ермогена? В 1953 году (вскоре после смерти о.Тихона) она приехала в Меленки, где провела последние 15 лет своей жизни.  

Приехала сюда, очевидно, не по своей воле. Первое время поселили ее в доме хозяйки Абрамовой на ул. Розы Люксембург – в Домполуподвальное помещение, служившее кухней. Затем матушка переехала в дом по ул. Муромской, 22, а последние годы жила на ул. Красноармейской, 78. Там она и умерла. Дом этот сохранился, но занимают его теперь новые хозяева, не знавшие м. Ермогену.

В какой-то момент (вероятно, когда она переехала на вторую квартиру) к ней присоединилась Шура – Александра Ильинична Бушуева, и они стали жить вместе, можно сказать, неразлучно. Матушка болела туберкулезом и сама никуда не выходила, а только с Шурой, которую местные жители называли послушницей (а некоторые предполагали, что Шуру приставили к матушке власти, но, скорее всего, это не так: они были единодушны, вместе молились).

Храмов в Меленках не было – Никольский собор взорвали в 1933 или 34 году, кладбищенскую церковь закрыли. В соседние деревни – Воиново и Приклон, где были открытые церкви, большинство верующих не ходили, а молились дома – вычитывали службы по книгам. М. Ермогена всегда молилась у себя дома с Шурой, никого не приглашала. Иногда, на праздники или в дни Ангела, матушка навещала близкие семьи. Как они причащались? Знакомые провозили им «просфорки» (видимо, запасные Св. Дары)... Как можно заключить из собранных свидетельств, это была их церковная позиция, и в этом матушка до конца дней осталась верна своим духовным наставникам: в 1930-е годы архиепископ Феодор и большинство «даниловцев» были «непоминающими».  

Местные верующие относились к ней с большой любовью и сочувствием; их заботами она имела все необходимое для жизни (хотя никакого пособия от государства не получала как репрессированная). Главный врач районной больницы устраивала ее в стационар на лечение, поскольку матушка болела туберкулезом.

Людей привлекала ее доброта и мудрость – была она не такая, как многие вокруг, а как бы из другого мира: «вращалась в высоких кругах». Такой она запомнилась тем, кто с ней так или иначе встречался. Очевидно, эту фразу можно понимать не только в смысле ее благородного происхождения, но и в смысле высоты духовной.

Многие праведники, населявшие Меленки и окрестные деревни, поддерживали благочестие в народе, учили истинам веры, являлись примером христианского сокровенного подвига. Такой подвижницей была и м. Ермогена.

Она умерла 16 апреля 1968 года (на кресте стоит дата 18. IV – день похорон). Перед смертью тяжело болела. На похороны приехали знакомые из Москвы и Ленинграда. Хоронили местные жители, отвезли на кладбище на лошадке[17]

Могилку матушки верующие всегда помнили. Священник открывшегося в Меленках храма о. Иоанн с прихожанами привели ее в порядок, поставили крест.

Шура Бушуева умерла 13 мая 1980 г., 80-и лет. Могилка ее рядом с матушкиной.

 



[1] Согласно данным анкеты, находящейся в следственном деле 1937 г. (Архив УФСБ по Ивановской обл., д. П-7014, л. 31).

[2] Все знавшие м. Ермогену единодушно свидетельствуют о ее благородном происхождении. Так, среди даниловских прихожан считалось, что она была дочерью губернатора (так говорила П.Е. Мачкина). Мы приводим данные о ее отце на основании печатных источников (хотя нельзя совершенно исключить совпадения места, имени и фамилии).

В 1894 г. среди офицеров Оренбурского казачьего войска упоминается старший адъютант управления 22-й бригады штабс-капитан Ипатий Антонович Каретников (см.: Адрес-календарь и памятная книжка Оренбургской губернии на 1895 год. Оренбург, 1894, с. 39). В 1900 г. Ипатий Антонович был старшим адъютантом местной бригады в звании капитана (Адрес-календарь и памятная книжка Оренбургской губернии на 1900 г. Оренбург, 1899, с. 53). В 1903 г. Ипатий Антонович — старший адъютант управления Оренбургской местной бригады, секретарь правления воинское благотворительное общество Белого Креста в чине капитана (Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1903 год. Оренбург, 1903, с. 46, 71); в 1905 г. — член правления воинское Оренбургского благотворительного общества Белого Креста в чине подполковника (Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1905 год. Оренбург, 1905, с. 88-89).

[3] Адрес-календарь Казанской губернии на 1905 год. Казань, 1905, с. 111.

[4] Адрес-календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц в Российской Империи на 1916 год. Пг., 1909, ч. 2, с. 103.

[5] Архив УФСБ по Ивановской обл., д. П-7014, л. 167.

[6] А это разрешалось только родственникам.

[7] Архимандрит Симеон. Жизнеописание схиархимандрита Гавриила (Зырянова) старца Спасо-Елеазаровой пустыни. Псков, 1915. 

[8] Даниловский благовестник, 1999, № 10, с. 50. М.П. Карелин (схимонах Михаил) был послушником Данилова монастыря с 1929 года, затем вернулся в обитель в 1990-е годы, + 25 сентября 2003 г.

[9] Об этом упоминается в жизнеописании архимандрита Симеона в приложении к его книге «Схиархимандрит Гавриил, старец Спасо-Елеазаровой пустыни», изд.: Джорданвилль-Нью-Йорк, 1984, с.127. О Великой княгине Марии Павловне см.: Е.В. Пчелов. Генеалогия Романовых, 1613-2001, с. 89-90; ее воспоминания: Education of a Princess. New-York, 1931; A . Princess in Exile. New-York, 1932.

[10] Ее имени нет в списках имен воспитанниц, а также служащих Смольного института до 1914 г. См.: Н.П. Черепнин. Императорское воспитательное общество благородных девиц. Исторический очерк. 1764-1914. Пг., 1915, т. 3.

[11] Даниловский благовестник, 1999, № 10, с. 50.

[12] Архив УФСБ по Ивановской обл., д. П-7014, л. 168.

[13] Ее дядя А.А. Каретников в 1900 г. служил в г. Орске, в 1916 — в г. Тургае. См.: Адрес-календарь и памятная книжка Оренбургской губернии на 1900 г. Оренбург, 1899, с. 53; Адрес-календарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц в Российской Империи на 1916 год. Пг., 1916, ч. 2, с. 580.

[14] Даниловский благовестник, 1996, № 8, с. 57-58.

[15] Там же, с. 59.

[16] См. например, воспоминания М.П. Карелина, там же, с. 58.

[17] А.И. Каретникова была реабилитирована 23 марта 1989 г. согласно указу Президиума ВС СССР от 16 января 1989 г.

 

Литература

Публикации:

1. За Христа пострадавшие в земле Владимирской: Синодик и биографический справочник. Свято-Успенский епархиальный женский монастырь. Александров, 2000. С.38.

2. Воспоминания монаха Михаила (Карелина) // Даниловский благовестник, 1996, № 8, с. 56-58.

3. Рассказ Прасковьи Емельяновны Мачкиной // Даниловский благовестник, 1996, № 8, с. 59.

4. Архимандрит Симеон // Даниловский благовестник, 1999, № 10, с. 43-51.

 

Документы:

Архив УФСБ по Ивановской обл. Д. П-7014.

 

Другие источники:

База данных Православного Свято-Тихоновского Университета (ранее – Богословского Института): kuz3.pstbi.ru

Записи бесед с П.Е. Мачкиной.

Богослужения

Интернет-журнал "Прихожанин"

  • Чем заняться в дни самоизоляции. Слушаем Евангелие

    Дорогие читатели! Время Великого поста можно провести с пользой, находясь дома. Интернет-журнал «Прихожанин» Данилова монастыря Москвы предлагает вам посвятить часть своего времени слушанию Евангелия.

  • «Eсть место, которое может стать пустыней, — это наш собственный дом»

    29 марта 2020 года, в Неделю 4-ю Великого поста, прп. Иоанна Лествичника, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию святителя Василия Великого в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим с Первосвятительским словом.

  • Пост – это прежде всего отчуждение от зла
    На вопросы читателей «Прихожанина» отвечает эконом Данилова монастыря, игумен Иннокентий Ольховой. Почему люди высказываются против богослужения, которое ведется на русском языке? Как правильно питаться в пост: можно ли есть постные сосиски и колбасу? Можно ли считать милостыней деньги, подаваемые пьяницам у храма?
  • Службы Великого поста

    Книга включает в себя богослужебные тексты, необходимые православному христианину в течение Великого поста

Еще по теме

Православный календарь

Рассылка новостей

  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Вход or Создать аккаунт