Logo

Конференция, посвященная жизни и деятельности архиепископов Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса

Материалы церковно-научной конференции, состоявшейся на острове Корфу 27 июня 2006 года.

27 июня 2006 года по благословлению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Митрополита Керкиры, Пакси и близлежащих островов Нектария, при поддержке Посольства Российской Федерации в Греческой Республике, перифериарха Ионических островов, губернатора о. Корфу, мэра г. Керкиры и почетного консула Российской Федерации на Ионических островах состоялась международная церковно-научная конференция, посвященная жизненному подвигу двух знаменитых керкирцев – архиепископов Евгения Вульгариса (1716−1806) и Никифора Феотокиса (1731-1800). Она проходила на их родине, греческом острове Корфу. Организаторы конференции - Московский Данилов монастырь, Митрополия Керкиры, Пакси и близлежащих островов, фонд "Русский предприниматель" и г-н Сергиос Вульгарис. Форум был призван возродить память о православных просветителях-греках, российских архипастырях, и содействовать еще большему сближению и единению двух наших народов на основании единства православной веры и благодати. В нем приняли участие священнослужители и ученые из Греции, России и США.

Ниже мы публикуем некоторые материалы конференции.


Обращение Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к гостям и участникам конференции

Преосвященные архипастыри, всечестные отцы, досточтимые братья и сестры! Искренне рад приветствовать всех гостей и организаторов конференции, посвященной деятельности двух известных греческих просветителей и российских архипастырей Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса, на их родине - греческом острове Керкира.

На протяжении многих лет Россия и Греческая Церковь были тесно связаны друг с другом многообразными церковными, историческими и культурными отношениями. Благодаря Византийской Церкви Россия была просвещена святом Христовой истины, а в годы Оттоманского владычества, когда Православному Востоку и древнейшей греческой культуре грозила гибель, Россия оказывала Греции духовную, материальную и военную поддержку.

Сохранению святоотеческой чистоты православной веры и укреплению Греко-российских отношений в XVIII веке послужили и просветители-греки Евгений Вульгарис и Никифор Феотокис - «предтечи умственного и политического пробуждения Греции». В нелегкое время, когда Ионические острова находились под властью Венеции и особо сильной была угроза католического прозелитизма, они избрали трудный путь служения Церкви и своему народу. Образованнейшие люди своей эпохи, они были хорошо знакомы с достижениями современной европейской науки, новыми идейными течениями и боролись за сохранение чистоты православной веры и верность святоотеческому учению.

Будучи уже известными у себя на родине как ревностные педагоги, талантливые проповедники, ученые и богословы, Промыслом Божиим Евгений Вульгарис и Никифор Феотокис были призваны на церковное служение в России, но и здесь своими трудами они продолжали служить находящейся под турецким владычеством Греческой Церкви и своему угнетенному народу, чая освобождения своей родины от турецкого ига.

В конце своей жизни архиепископы Евгений и Никифор увидели Керкиру освобожденной от новых завоевателей, французов, адмиралом св. Феодором Ушаковым. Православное население Керкиры встречало тогда русских моряков с великой радостью, и первым деянием адмирала Ушакова на освобожденной греческой земле был торжественный благодарственный молебен у мощей святителя Спиридона Тримифунтского, покровителя острова.

Ныне две русские монашеские обители, Александро-Невская Лавра в Санкт-Петербурге и древний Данилов монастырь в Москве, давшие архиепископам Евгению Вульгарису и Никифору Феотокису покой в конце многотрудной жизни, хранят их прах и возносят о них свои молитвы.

Надеюсь, что эта первая международная встреча ученых и церковных деятелей, призванная возродить память о двух просветителях-греках, российских архипастырях, послужит укреплению добрых, дружественных отношений между нашими народами.

Помощь Божия да сопутствует Вашим благословенным трудам.

† Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси

 

Обращение к гостям и участникам конференции Митрополита Керкиры, Пакси и близлежащих островов Нектария

С величайшей радостью мы приветствуем сегодня начало работы этого очень важного церковно-научного форума, который посвящен двум выдающимся личностям Евгению Вульгарису и Никифору Феотокису, и организаторами которого являются наша Священная Митрополия совместно с уважаемыми организаторами Международной церковно-научной исторической конференции на Корфу. Для нас большая честь участие в этом форуме, способствующем сохранению и достойному продолжению нашей неповторимой многовековой церковной и исторической традиции. Той традиции, в обогащение которой внесли свой вклад Евгений Вульгарис и Никифор Феотокис. Один из них, Евгений Вульгарис, ставший признанный передовым деятелем Просвещения в Восточной Европе, сумел включить Просвещение в круг особых задач и особых условий жизни, присущих греческому народу, сохраняя свое отеческое о нем попечение и свою верность Традиции. О его верности Традиции свидетельствуют его богословские труды. В то же время как просветитель он действовал, всегда оставаясь на твердом основании своей монашеской совести и на пастырском опыте выдающихся деятелей Православной Церкви. Его мысль развивалась в целом между двумя полюсами - нововведениями его эпохи и подлинной православной святоотеческой Традицией. Его выдающийся ум позволял ему добиваться успехов во всех его смелых начинаниях, а его великая одаренность позволяла ему свободно ориентироваться во всех областях научного знания. Однако приверженность Отеческим трудам являлась определяющей для всей его богословской ориентации.

Другой, Никифор Феотокис, явился свидетелем двух духовных движений и реформ своей эпохи и стал, как показывает его наследие, одной из наиболее выдающихся личностей XVIII века. Его огромное духовное и литературное наследие отражает его почитание Традиции и сосредотачивается на основополагающих вопросах догматики и герменевтики. В то же время необходимо отметить и его пастырскую деятельность, которая отличается последовательностью слова и дела.

Эти выдающиеся церковные деятели как истые православные клирики и ученые доказали на практике, что Церкви возможно объять и творчески сообразовываться с научным прогрессом и технологическими нововведениями, одновременно не отступая от Истины и многовековой церковной Традиции. К этой Традиции, имеющей огромную временную и пространственную длительность, мы всегда относимся с особой бережностью и уважением. Участие в настоящем форуме нашей Поместной Церкви в лице двух достойных и компетентных в научном отношении ее представителей, Генерального Архиерейского Уполномоченного протопресвитера Фемистоклиса Муртзаноса и Секретаря нашей Священной Митрополии г-на Константиноса Фимиса, показывает наш постоянный и подлинный интерес, кроме нашего литургического и пастырского служения, также и к тесно связанным с ним научным и исследовательским вопросам.

Мы рады, что эта конференция организуется при участии Русской Православной Церкви. Ведь именно в России эти два выдающихся деятеля послужили Церкви и на ниве Просвещения, являя динамичность православной Традиции и общность Церквей. Поэтому мы приветствуем всех наших достойнейших гостей из Русской Православной Церкви, с которой нас связывают тесные узы и многовековая история, приветствуем открытие этого форума, который укрепляет эти отношения, и от всей души желаем всяческих успехов и благого поспешения всем его целям.

† Нектарий, Митрополит Корфу, Пакси и близлежащих островов


Евгений Вульгарис и Никифор Феотокис*

Имена этих двух замечательных иерархов, уроженцев Керкиры, неразрывно связаны в памяти греческого и русского народа. Наследники и носители традиций Византии, современники «века вольнодумства и суемудрия», они посвятили свои труды духовному пробуждению порабощенных соотечественников, «обрекли себя без всякого своекорыстия благу Церкви и народа, равно угнетенных»[1]. Они оставили значительный след и в истории Русской Церкви и русской духовной культуры, потрудившись в России на поприще церковного созидания и просвещения.

Вульгарис и Феотокис были связаны узами дружбы и взаимного почтения. Их соединяла, прежде всего, принадлежность одной и той же духовной традиции, единство святоотеческого исповедания веры и благочестия, чем они оба дорожили более всего на свете. У себя на родине, в Греции, они прославились как выдающиеся педагоги, ревностные проповедники Слова Божия, устроители и руководители церковных и светских учебных заведений. В этой своей деятельности «керкирские мудрецы», как их называли современники, стремились поддержать дух народа, находившегося под властью иноверных или инославных правителей, укрепить его в православной вере отцов. 

 Как Евгений, так и Никифор не только в своем личном духовном подвиге, но и в научной деятельности обращались к наследию святых отцов Церкви и византийских церковных писателей. Вульгарис издал сочинения блаженного Феодорита Кирского в 5-ти томах (Галле, 1768-1770), а также два тома греческих сочинений византийского проповедника и церковного деятеля, монаха-исихаста Иосифа Вриенния (Лейпциг, 1768).  Никифор издал найденную им рукопись под названием «Цепь толковников» (сборник святоотеческих толкований на Восьмикнижие) (Лейпциг, 1772-1773), а также Слова св. Исаака Сирина на греческом языке (Лейпциг, 1770).

Духовное наследие архиепископа Евгения включает более 60-и сочинений и переводов, принадлежащих к разнообразным областям богословия, истории Церкви, философии, филологии, естественных наук. Наследие архиепископа Никифора не столь обширно, но более сосредоточено на практических, пастырских целях.

Судьбы их во многом сходны, жизненные пути удивительным образом переплелись.  «Евгений и Никифор, - писал А. С. Стурдза, начертавший облик двух иерархов по воспоминаниям своего отца, - по примеру знаменитейших своих предшественников, начали поприще свое с учительства светского... и окончили жертвою святительского всесожжения... Оба они после многих трудов и горестных препон пришли к одной пристани, где и кончили святое поприще земной своей жизни»[2].

 

Архиепископ Евгений родился 2 (по другим сведениям 11 или 21) августа 1716 г. в небогатой семье Петра и Иоанны Вульгарисов, незадолго до того переехавших на Керкиру с о. Закинф. Отец его был потомком болгар, еще до завоевания Византийской Империи турками поселившихся на Ионических островах. В крещении он был назван Елевферием (то есть «свободным») - в память происшедшего как раз в это время чудесного избавления острова он осады турок по предстательству святителя Спиридона Тримифунтского. Первые начатки знаний и церковного благочестия он воспринял от иеромонаха Иеремии Каввадии; этот знаменитый керкирский священноучитель станет впоследствии первым наставником и юного Феотокиса... Обучившись словесным наукам, философии и богословию в окрестных школах, на 23-м году своей жизни Елевферий принял монашество и был посвящен в сан иеродиакона (сан иеромонаха он примет уже в России, непосредственно перед епископской хиротонией). В 1740 г. он отправляется в Венецию для продолжения образования. Здесь иеродиакон Евгений с усердием изучает латинский, итальянский, французский и еврейский языки, основательно вникает в математические науки и знакомится с новейшими философскими системами. По избранию греческой общины, он также проповедует в церкви св. Георгия в Венеции. В 1742 г., приглашенный богатым купеческим семейством Маруцци, Евгений приезжает в главный город Эпира Янину, где в течение восьми лет исполняет должность ректора местной гимназии. 

В это время Никифор Феотокис делает лишь первые, весьма успешные шаги в постижении наук. Он родился 15 февраля 1731 года в знатной православной семье Стефана и Анастасии Феотокисов; в крещении был назван Николаем. Так же, как и Елевферий Вульгарис, Николай с ранних лет проявлял большие способности к учению, и в юности перед ним открывалась большая светская карьера, но он избрал жертвенный путь служения Церкви и своему народу. В возрасте 17-и лет Николай был пострижен в монашество и посвящен в сан иеродиакона, а спустя 5 лет - в сан иеромонаха. Затем иеромонах Никифор отправляется в Италию с целью продолжить свое образование и проводит там два года, обучаясь математике, экспериментальной физике и астрономии...

Евгений же, преследуемый клеветами, в 1748 г. уезжает из Янины: обновленный дух его преподавания встретил здесь раздражение некоторых приверженцев старины. Он поселяется в маленьком городке Казани, где преподает в местной школе. В Казани ученики и жители города почитали Евгения как «столп и утверждение Православной Церкви». С таким противоречивым и неоднозначным отношением к своей деятельности со стороны соотечественников и единоверцев Евгению придется сталкиваться в своей жизни неоднократно; сходной окажется и участь его младшего соотечественника и друга Никифора Феотокиса. А между тем, оба они были искренними сынами Православной Церкви и смиренными тружениками на ниве Христовой. Одна из причин столь частых в их жизни недоразумений и гонений, очевидно,  коренится в том, что они пытались, каждый по-своему, осмыслить в духе византийской церковности новые течения западноевропейской мысли и, по примеру древних отцов, использовать их во благо Церкви и своего народа...Остров Корфу, литография нач. XIX в.

В то время как Евгений Вульгарис, назначенный в 1753 г. ректором Афонской академии при Ватопедской Лавре, а затем (с 1760 г.) главным учителем и ректором Патриаршей школы в Константинополе, с неутомимым усердием и самоотверженной любовью раздавал «насущный хлеб науки Божественной и ведений человеческих», Никифор, закончив курс наук, вернулся на родину и также вступил на педагогоческое поприще. Вместе Иеремией Каввадией он организовал школу, в которой сам преподавал математику, экспериментальную физику и астрономию. Здесь же, на Керкире, получив место священника в храме св. Иоанна Предтечи, на протяжении трех лет он проповедовал слово Божие. Слава иеромонаха Никифора как священноучителя и проповедника разнеслась далеко за пределы Керкиры...

Два уже знаменитых к тому времени соотечественника встретились в 1765 г. в Лейпциге. Евгений приехал сюда двумя годами ранее, сочтя за лучшее добровольно удалиться из Патриаршей школы. Феотокис же прибыл в Лейпциг для издания составленного им учебника физики и своих проповедей.

В Лейпциге в то время проживали многие греки, прибывшие для совершенствования своего образования. Здесь была православная церковь, и на университетских скамьях можно было видеть греков в монашеском одеянии. Бывший «начальник философов» (титул ректора Патриаршей школы), «второй Платон», как его именовали в Афонской академии, несмотря на свои зрелые годы, смиренно  присоединился к ним, чтобы из первых уст познакомиться с науками Запада. Здесь он провел семь с половиной спокойных лет, занимаясь литературными трудами и изданием своих сочинений и переводов, временами посещая и другие германские города. В Берлине он удостоился благосклонного приема от Фридриха Великого, который достойно оценил его глубокие философские познания.

Никифор занимается в Лейпциге изданием книг и также посещает университетские аудитории. На год он отлучается в Константинополь, где исполняет должность ритора (проповедника) Великой Христовой Церкви и занимается в богатой библиотеке своего вельможного покровителя князя Григория Гикаса...

В Германии Вульгарис и Феотокис сблизились с европейскими учеными, которым они были интересны как живые носители греческой традиции; они познакомились также с посещавшими православную греческую церковь в Лейпциге русскими учащимися, присланными императрицей Екатериной II для совершенствования в науках.

Ученость и добродетели «сановитого ученика Лейпцигского» Евгения Вульгариса обратили на себя взор Российской императрицы Екатерины II. Императрица поручила Вульгарису перевести с французского на греческий язык ее «Наказ комиссии о сочинении проекта нового уложения». Исполнив поручение и посвятив свой труд августейшей писательнице, Евгений изъявил желание быть ее подданным. Екатерина на то соизволила. Предполагалось, что Евгений станет одним из руководителей учебного заведения, учрежденного в 1775 под названием «Корпус чужестранных единоверцев», или «Греческая гимназия», где учились многие выходцы с Балкан[3]. В июле 1771 г. он приезжает в Санкт-Петербург, где в течение четырех лет занимает почетную должность ученого библиотекаря при великой императрице.

Спустя шесть лет, по приглашению Евгения Вульгариса, приедет в Россию и Никифор Феотокис. В то время он находился в Яссах, где исполнял должность ректора Господарской школы, отклонив избрание на Филадельфийскую епископскую кафедру в Венеции (по причине неприемлемого требования признания главенства Римского папы, предъявляемого Венецианской республикой).

Среди различных причин и обстоятельств, приведших двух знаменитых ученых греков в Россию, одним из главных было их особое расположение к «братьям по вере», а также надежда на помощь сильной единоверной державы в освобождении их родины от Оттоманского ига...

Архиепископ Евгений ВульгарисПосле окончания русско-турецкой войны 1768-1774 гг. на отвоеванных у Османской Империи землях была образована новая Славянская и Херсонская епархия, заселяемая в большой мере выходцами из Молдавии, Валахии, Сербии и греческих областей. Евгений, как «муж ученый и способный к упасению стада Христова», был назначен первым ее епископом. Хиротония состоялась 1 октября 1775 г. в Московском Николаевском Греческом монастыре. В 1776 г. новохиротонисанный архиепископ Евгений прибыл в Полтаву, в Крестовоздвиженский монастырь, где находилась кафедра архиепископа Славянского и Херсонского. 60-летнему архиепископу Евгению, проведшему всю свою жизнь то в смиренной келлии с книгами, то школьных аудиториях с учениками,  предстояло созидать церковную жизнь в епархии только что образованной, обширной, многонациональной, многоязычной. Он не знал ни русского языка, ни епархиального управления и нуждался в помощи своего друга, еще достаточно молодого и деятельного. Никифор Феотокис приехал в Полтаву вскоре после архиепископа Евгения, осенью 1776 г. Спустя три года он станет его преемником на Славянской и Херсонской кафедре.

Зная ученость и благочестие иеромонаха Никифора, Евгений назначил его членом учрежденной им Консистории и инспектором всех школ епархии. Феотокис тотчас принялся за изучение русского языка и вскоре овладел им достаточно хорошо. Сохранился ряд его замечательных слов, посланий и проповедей, переведенных на русский язык под его руководством и произнесенных им в Российских епархиях.

Испытывая недостаток образованных священнослужителей, архиепископ Евгений учредил в Полтаве начальную школу для мальчиков; на основании этой школы трудами его преемника архиепископа Никифора будет создана знаменитая всесословная Полтавская семинария.

Столкнувшись с проблемой старообрядческого раскола, неизвестной в Греции, Евгений пытался решать ее обычным путем увещания старообрядцев и присоединения их к Церкви по принятому чиноположению. Архиепископ Никифор найдет иной способ уврачевания раскола - он применит на практике те принципы, которые впоследствии будут положены в основу единоверия (т.е. такого воссоединения с Православной Церковью, при котором староверы получают от нее благословенное священство при сохранении старых обрядов). Он также даст догматическое и каноническое обоснование этих принципов в своих посланиях к старообрядцам и в переписке с первенствующим членом Св. Синода митрополитом Гавриилом (Петровым).

В 1779 году Евгений Вульгарис, по его просьбе, был уволен на покой. Императрица согласилась на увольнение Евгения при условии, что он назовет себе преемника. Вульгарис указал на иеромонаха Никифора. 6 августа 1779 г., в Санкт-Петербурге, иеромонах Никифор был возведен в сан архиепископа. Архиепископ Никифор Феотокис

В то время как Никифор с пастырской ревностью и страхом Божиим управлял вверенным ему стадом Христовым, Евгений обрел, наконец, покой и уединение, столь необходимые для духовных и научных занятий. Первое время он оставался в Полтаве, затем переехал в Херсон.

В 1787 году предполагалось таврическое путешествие императрицы, и архиепископ Никифор составил на этот случай специальную «церемонию, которую намерен иметь преосвященный архиепископ Славенский». Однако участвовать в ней ему не пришлось - в конце 1786 г. он был переведен на Астраханскую епископскую кафедру. Евгений же встречал Екатерину в Херсоне и приветствовал ее речью на древнегреческом языке. В том же году, по Высочайшему соизволению, он переехал в Петербург.

По поручению императрицы Евгений перевел на греческий язык «Энеиду» и «Георгики» Вергилия. Роскошно изданные параллельные латинский и греческий тексты с основательными комментариями и посвящениями князю Г. А. Потемкину и Екатерине II появились в 1786 и 1791-1792 гг. В России Евгений Вульгарис написал большую часть своих научных и литературных трудов. Ученость и трудолюбие создали ему высокий авторитет в научном мире; среди современных греческих ученых не было ему равных. 29 декабря 1776 г. он был избран почетным членом Петербургской Академии наук, в 1792 - членом Петербургского Вольного экономического общества.

Никифор же продолжал свое духовное служение в Астраханской епархии. С его именем здесь связано, в частности, окончательное устройство Астраханской духовной семинарии. Добродетели его не могли укрыться от взоров современников, которые отмечали его строгую жизнь, ученость, красноречие, самоотверженные апостольские труды. Сильно пошатнувшееся здоровье вынудило архиепископа Никифора в 1792 г. подать прошение об увольнении на покой. Последние семь с половиной лет своей жизни он провел в Москве, в древнем Даниловом монастыре, посвятив их молитве и книжным занятиям.

Главным трудом этого периода стал «Кириакодромион» («Путь по дням Господним») - четырехтомный сборник толкований и бесед на воскресные Евангельские и Апостольские чтения всего годичного круга, который был впервые издан в Москве на средства греческих меценатов братьев Зосима (в 1796 и 1808 г.). Значительная часть сочинений Евгения Вульгариса увидели свет благодаря щедрости тех же благотворителей, посвятивших свои богатства будущему возрождению Греции...

Оба знаменитых иерарха-грека пользовались благосклонным вниманием русских императоров. Екатерина II лично присутствовала при их епископских хиротониях. Евгений был особенно близок к великой императрице; Екатерина привлекала его к воспитанию великих князей, прежде всего Константина. Император Павел I пожаловал Евгению орден св. Александра Невского, а Никифору - орден св. Анны I степени. Александр I однажды пригласил Вульгариса, в то время уже глубокого старца, на беседу, в память о которой ему была прислана алмазная панагия...

Предметом главного беспокойства двух друзей была судьба их отечества, в 1787 г. доставшегося возмущенной революцией Франции. А. Стурдза сообщает, что в одном из писем к Евгению Никифор предсказал, что Ионические острова будут освобождены Россией, еще в то время, когда этого ничто не предвещало. Спустя два года это предсказание исполнилось.

В 1799 г. на Керкире была восстановлена епископская кафедра, и жители острова не замедлили избрать на нее любимого и почитаемого ими архиепископа Никифора. Между тем возвращение 68-летнего святителя на Керкиру, к активной архипастырской деятельности, вряд ли было уже возможно. Никифор мирно скончался 31 мая 1800 года - вдали от родины, в стенах древней русской обители, давшей ему покой. Он был погребен, согласно его завещанию, в той же обители, с южной стороны храма Святых отцов Семи Вселенских соборов. На надгробной плите были начертаны четыре эпитафии; одна из них, на греческом языке, - от архиепископа и кавалера Евгения Вульгариса: «Увы! Молчание запечатлело иерарха Никифора уста, из коих прежде изливались медоточные струи словес. Но се! душеполезными и мудрыми по себе оставленными творениями и молча поучает он потомство». (Χείλεα σὺν ῥὰ μύσεν ΝΙΚΗΦΟΡΟΣ (αἶ!) Ἱεράρχης, Τῶν  ἐκ  βλύζε  πάρος  χεύματα  ἀμβροσίης. Ἀλλ᾽ αἷς κάλλιπε  δὴ βίβλοις, καλαῖστε  σοφαῖστε, Μυεῖ  καὶ σιγῶν  τοὺς μετελευσομένους.)

Архиепископ Евгений пережил своего младшего друга на 6 лет. С воцарением Александра I он поселился в Александро-Невской Лавре. Здесь он был окружен уважением высшего духовенства, общим почтением и заботой нескольких друзей. Живой, убедительный его портрет в старости содержится в письмах митрополита Евгения (Болховитинова), который отмечает, что его стиль учености в ту пору воспринимался уже как устаревший. Вызывавший многие нарекания прежний интерес к Вольтеру обратился в резкое отрицание идей Просвещения; «познавательный рационализм» не стер и не исказил в нем глубоких черт восточно-христианской созерцательности[4].

Евгений Вульгарис скончался смертью «христианского мудреца» почти 90-летним старцем, 27 мая 1806 года, и был похоронен в Феодоровской церкви Александро-Невской Лавры. Над гробом его, на таблице в стене была выгравирована составленная им самим эпитафия на греческом языке, заканчивающаяся словами: «Ты спросишь меня, кто был я? Но что тебе об этом заботы? И ты таков же будешь; о сем заботу имей» (Πευθεος, ος γενομην; σαυτω τι το δάρα μελησει; Ως σθ τε τοιος εση, του τι μελημέχεμεν).

Евгений Вульгарис и Никифор Феотокис от юности стремились быть полезными своему народу, и именно в православной России они получили к тому наибольшую возможность. Успех их деятельности на благо греческого народа был обеспечен любовью и благосклонностью к грекам русских, благодарно помнящих истоки своего Православия и сочувствующих угнетенному положению единоверцев. Русский народ, в свою очередь, был обогащен многообразной церковной и культурной деятельностью двух выдающихся греческих архипастырей.

-----------------------------------

* Текст брошюры, изданной к конференции.

[1] Стурдза А. С. Евгений Булгарис и Никифор Феотокис, предтечи умственного и политического пробуждения греков. Из французской рукописи А. С. Стурдзы, названной «Воспоминания и облики» / Перевод с франц. М., Унив. тип., 1844, с. 9.

[2] Там же, с. 3, 8.

[3] Гаврилов А. К. Булгарис Елевферий (в монашестве Евгений) // Словарь русских писателей XVIII века. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, 2003-2005, Ссылка на оригинал.

[4] Там же.

 

Тезисы докладов

1. «Евгений Вульгарис, Никифор Феотокис и их эпоха»

Протопресвитер о. Фемистокл Муртзанос, филолог, обладатель кандидатской степени Отделения Социального Богословия Фессалоникийского Университета, Главный Архиерейский Уполномоченный Митрополии Керкиры, Пакси и близлежащих островов.

Евгений Вульгарис и Никифор Феотокис, два замечательных иерарха, являлись выдающимися богословами и просветителями своего времени. В век Просвещения и появления новых течений теологической мысли в Европе их педагогическая и духовная деятельность соответствовала эпохе, но была исполнена благочестия и ревностного отношения к духовной традиции святоотеческого исповедания веры.

 

2. «Керкира во времена Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса»

Константинос Тимис, богослов, историк и Секретарь Митрополии Керкиры, Пакси и близлежащих островов.

Корфу, явивший миру двух величайших богословов, ученых, педагогов, наконец, ярых апологетов истинного Православия своего времени, в XVIII веке переживал сложную эпоху политических, экономических потрясений, но оставался очагом греческой культуры, оазисом греческой православной духовной мысли. Жизнь Евгения Вульгариса и Никифора Феотокиса большей частью проходила вдали от родины. Между тем, свобода отечества была главным предметом их беспокойства и неустанных забот.

 

 3. «Архиепископ Евгений как вселенская фигура. Его творчество и значение его жизни для современного мира»

Стефан К. Баталден, руководитель Центра российских и восточно-европейских исследования Аризонского университета, Профессор исторического факультета Аризонского университета.

 Архиепископ Евгений был одной из самых заметных фигур Греции в эпоху Просвещения XVIII века. Он объединил мир образования XVIII века с абсолютной властью Христианских Православных Традиций. В России он стал одним из самых выдающихся церковных иерархов и советников правительства. Столь различные роли просветителя и служителя Православной Церкви составляют незаменимую комбинацию благочестивости и образованности в мире того времени.

 

 4. «Последние годы жизни архиепископа Никифора Феотокиса в должности управляющего московским Даниловым монастырем»

Архимандрит Алексий, наместник Данилова ставропигиального мужского монастыря, г. Москва.

 Последние семь с половиной лет жизни архиепископа Никифора, проведенные в московском Даниловом монастыре, стали наиболее плодотворным периодом в его духовно-литературном творчестве. Архипастырь снискал уважение и любовь немногочисленной братии управляемого им монастыря, его близкими друзьями были представители московского образованного общества, он находился в постоянной переписке и общении со своими соотечественниками. Именно в эти годы в полноте раскрылись его духовные дарования. Древняя московская обитель стала для архиепископа-грека тихим пристанищем, давшим ему отдохновение от десятилетних непрестанных трудов и вместе с тем наилучшую возможность послужить духовному просвещению своих соотечественников. Здесь нашли упокоение и его останки.

 

 5. «Никифор Феотокис и Евгений Вульгарис. Некоторые детали их переписки»

Христос Арабадзис, историк, лектор богословского Факультета Салоникского Университета.

 Значительная часть переписки двух великих мужей посвящена теме Божественной Евхаристии. В докладе рассматривается проблематика текстов и их связь с подобными неопубликованными и опубликованными текстами эпохи.

 

 6. «Никифор Феотокис: Обсуждение в целом и частном»

Грегори Брюс, профессор исторического факультета университета Северной Айовы.

 В докладе будут проанализированы некоторые аспекты жизни Никифора Феотокиса: он начинал на Корфу и продолжал свои труды на новых землях Новороссии в Российской Империи Екатерины Великой. В период пребывания в южной России архиепископ Никифор работал, соблюдая интересы императрицы Екатерины II и Русской Православной Церкви, питая надежду освобождения Греции от Оттоманского владычества.

 

 7. «Забота Никифора Феотокиса об образовании»

Зои Мурути-Генаку, почетные преподаватель Философского Факультета Афинского Университета.

 Никифор Феотокис известен как новатор в деле образования: он был приверженцем последних научных достижений эпохи Просвещения, оставаясь верным православной традиции духовного образования. Такая позиция Никифора Феотокиса как учителя и наставника уникальна для его времени, а его наследие свидетельствует о том, что этот человек был выдающимся православным просветителем.

 

 8. «Документы Российского государственного архива древних актов (РГАДА) о жизни и деятельности Евгения Вульгариса в России»

Болотина Наталья Юрьевна, доцент кафедры истории российской государственности Российской академии государственной службы при Президенте РФ, научный сотрудник РГАДА, кандидат исторических наук, г. Москва.

 Старейший российский архив хранит уникальные документы о давних и дружеских связях русского и греческого народов. В архиве имеется дело о принятии русского подданства знаменитым греческим ученым иеродиаконом Евгением Вульгарисом в 1770-1771 гг., который в 1775 г. стал архиепископом Славенским и Херсонским. Руководитель этих земель князь Г.А. Потемкин (1739-1791) по достоинству оценил образованность и знания греческого ученого. В богатейшей библиотеке РГАДА имеются прижизненные издания трудов Вульгариса, а в рукописном собрании - сочинение ученого «Рассуждение о терпимости религий».

 

 9. «Труды архиепископа-грека Никифора Феотокиса по преодолению старообрядческого раскола в Русской Церкви»

Игумен Иннокентий, эконом Данилова ставропигиального мужского монастыря, г. Москва.

 Архиепископ Никифор Феотокис известен в России своими трудами по воссоединению старообрядцев с Православной Церковью. Он справедливо почитается как один из основоположников единоверия, применивший на практике его основные принципы еще прежде официального их утверждения. Пастырские, полемические и апологетические сочинения, связанные со старообрядческим расколом, занимают значительное место в его русском духовном наследии. Деятельности архипастыря в этой области и обозрению указанных письменных трудов посвящен настоящий доклад.

 

 10. «Внутренняя молитва и покой по неизданным письмам Никифора Феотокиса»

Евгения Жукова, историк, магистр Богословского факультета Афинского университета.

 В докладе на основе личной переписки Никифора Феотокиса, его рукописей и текстов представлен внутренний мир этого великого просветителя и духовного подвижника и искания его души.

 

 11. «Никифор Феотокис, Евгений Вульгарис, Федор Ушаков: их время, поступки, соединение в веках»

Валерий Ганичев, доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра духовного и патриотического воспитания имени Ушакова при Союзе писателей РФ.

 Жизненные пути Никифора Феотокиса, Евгения Вульгариса и Феодора Ушакова имеют множество точек соприкосновения. Двое - выходцы с Корфу, третий - освободитель острова от захватчиков, и все трое болели душой за освобождение Греции от иностранного владычества. Архиепископы Никифор и Евгений трудились на ниве духовного просвещения и воспитания на благо России, Феодор Ушаков воевал во славу Отчизны. Соединяет судьбы этих трех великих деятелей и Новороссия - южные земли Российской Империи. В нашей памяти все больше и больше восстанавливается имен тех, кто связывал нитями, узами духовной дружбы народы Греции и России.

 

12. «Иоаннис Каподистрия: дипломат, политик, реформатор»

Василиас Филиас, Председатель Общества Иоанниса Каподистрия.

В докладе рассматривается позиция Иоанниса Каподистрия  по отношения к проблеме национального восстановления и интеграции балканских народов и народов Центральной Европы, его взгляды на «восточный вопрос», его вклад в восстановление греческого государства как единой нации.

Template Design © Joomla Templates | GavickPro. All rights reserved.